Города я условно делю на те, в которых хотела бы жить, и на все остальные. Архангельск однозначно попал в первую группу. Прикидывается простачком, прячется за картушами деревянных домов, спинами серых многоэтажек и горбится Пур-Наволоком, а сам – когда-то первый русский морской порт, дававший государству 60% доходов, да и сегодня весьма приятный город с набережной.

В Архангельск мы должны были ехать из Онеги. Из-за внезапно свалившегося на нас счастья побывать в Ворзогорах наш отъезд сместился с утра на послеобеденное время. И мы еще не знали, что предстоящий грейдер будет так ужасен, а дорогу вдоль реки Онеги мы будем вспоминать, как легкую прогулку.

Выехав из Онеги, мы сначала даже удивились неплохому асфальту, который местами подходил прямо к Белому морю. Почти южная картина, если бы она не была настолько северной!

Там, где полоска песка была пошире, были пляжи. Люди ставили машины вдоль обочины и купались.

Потом дорога отклонилась в сосновый лес и на полоске прибрежных песков между морем и трассой возникли дачные участки с коттеджами разного уровня комфорта. Густота постройки напоминала шанхайские трущобы, хотя некоторые дома были весьма недешевы. Асфальт вскоре оборвался, а дорога прошла через пару поселков.

А потом началась “гребенка”, которая чуть не вытрясла из нас души, а из подвески “Ниссана” – ее последнее здоровье. Гребенка не ощущается, если ехать на скорости выше 80 км в час. Когда устаешь тошнить – начинаешь топить тапочку. Судя по встречным и попутным, там так делают все. Потом выяснилось, что мы добили рычаги и передние амортизаторы.

Эта дорога казалась бесконечной. Всплывали в памяти рассказы знакомых о том, как они ехали эти 200 километров на протяжении всего дня. Местность даже не назвать живописной – придорожные заросли застили все. Редко когда с грейдера уходили тропки в сторону.

Хотелось бы свернуть в село Нёноксу (основано в 1397 году), но с этой трассы на него нет дороги. А если бы была, то расстояние смешное – около 15 км. Село это интересно своей архитектурной жемчужиной – деревянным тройником и единственным в России пятишатровым Троицким храмом 1724 года, то есть построенным еще при Петре I. В истории же Нёнокса известна тем, что в поисках северного морского пути на Китай и Индию в 1553 году единственный  уцелевший английский корабль бросил якорь у берега Белого моря, на котором и стоит Нёнокса. Очень скоро англичане узнали, что тут не Китай и не Индия, а Московия. Так подданные Британии открыли для себя нас 🙂 Сейчас попасть в Нёноксу можно только из Северодвинска по железнодорожной ветке вдоль моря, по неведомому нам зимнику и по обязательному спецпропуску, так как Нёнокса и соседний поселок Сопка – закрытые территории. Как пишет википедия, там находится военный пункт, который координирует пуски баллистических ракет с наших подводных лодок. Словом, мы туда не попали. Но в сети есть фото от счастливчиков.

Фото с tourister.ru

Уже на подъездах к Северодвинску нас накрыло дождем.

Вообще, мы могли не заезжать в Северодвинск. Но хотелось посмотреть на несостоявшийся город моего детства. Тут папа провел не один год, будучи в командировке на “Северном машиностроительном предприятии”. Иногда он работал здесь по полгода и больше – сотрудники “Эры” от “Красного Сормово” приезжали на оснащение подводных лодок и их испытания. Потом папе предложили перейти на “Севмаш” и перевезти семью в закрытый город. Так как отец не был семейным диктатором, он решил посоветоваться с мамой и получил категорический отказ в стиле “Я на этот глухой север не поеду!” Так у меня не состоялось северное детство, а папа продолжил ездить туда в командировки.

Северодвинск – это очень зеленый город. Просто город-парк. Тут не богато, но чисто. Впечатляют кварталы деревянной двух-трехэтажной застройки и глыбы сталинок, просторные проспекты и площади, современные или постсоветские дома, километры заборов промзон.

Конечно, папа все это видел изнутри, а не через стекло автомобиля. Но сама мысль, что я наконец-то тут побывала, меня грела. Кстати, на окраинах Северодвинска строятся новые кварталы. Мне город вообще показался уютным.

В Северодвинске нас ждала неожиданная встреча – с колесным пароходом “Н. В. Гоголь”, построенным на наших Сормовских заводах в 1911 году, то есть ровно тогда, когда там работал мой прадед 🙂 Летняя стоянка парохода – у причала 2-го участка в Северодвинске. Вроде как там мы его и застали.

Сейчас это уникальное судно в составе флотилии “Звездочки”. Вообще, на заводском сленге “пароходами” называют атомные субмарины: “топка” ядерного реактора, паропроизводящая установка, турбины. Чем не пароход? Но “Н.В.Гоголь” – это пароход в общепринятом, классическом смысле этого слова.

Построен в 1911 году в Нижнем Новгороде на Сормовской верфи. Ему 105 лет! И “Гоголь”, видимо, самый старый пароход в России, который находится в эксплуатации. Ему повезло. В 1972 году “Гоголь” попал в руки судоремонтников “Звездочки”. Нет никакого сомнения, что именно благодаря этому обстоятельству, пароход до сих пор жив и здоров. Капитальные ремонты он проходил в Великом Устюге и Северодвинске. Тут и служит.

фото с kamelopardalis.livejournal.com

До начала 90-х помимо “Гоголя” на Северной Двине обитали еще два классика-колесника – “Лермонтов” и “Пушкин”. Состояние обоих этих пароходов было, мягко говоря, негодным. На оба наложила руку нарождающаяся буржуазия. В результате такого “рукоположения” “Пушкин” сгорел и затонул в одном из рукавов дельты Двины, “Лермонтов” тоже не уберегся и затонул в окрестностях Северодвинска.

Конечно, подобраться поближе мы не смогли. И побывать внутри – тем более. Поэтому просто неистово погуглили и нашли кое-что о красавце.

По постройке пассажировместимость “Гоголя” составляла почти 700 человек. Раньше “Гоголь” ходил на дровах, а теперь – на мазуте, которого потребляет за день хода 11 тонн. К сожалению, из-за обмеления рек “Гоголю” не повторить прежних маршрутов, но с 1911 года пароход работал на линии Вологда – Архангельск, а путь занимал у него трое суток и девять часов. Обратный путь длился четверо суток и девятнадцать часов. Пароход пользовался популярностью у пассажиров благодаря хорошей библиотеке и буфету с большим ассортиментом блюд. Скорость – всего 18 км в час.

Позже мы увидели его уже в Архангельске.

Где жили в Архангельске?

Дорога до столицы губернии от Северодвинска заняла совсем немного времени, и уже совсем вечером мы заселились в отель “На Обводном”. Ниже – наш отзыв на букинге. Правда, я бы еще отметила, что их трудно найти – отель расположен не по красной линии, а утоплен в глубь квартала и не имеет никаких указателей. А также добавила бы опять свою мысль о том, что букинговой брони отдают самые неудобные номера – третий этаж, отдельные кровати, слабый напор воды и никакой – у вайфая. Однако приветливейший персонал все искупает в полной мере. Сила сервиса в действии.

Где поесть в Архангельске?

В первый вечер мы уже хотели только поесть, а потому оказались в пивном ресторане “Бобров”на набережной, откуда вылетели, как пробка, увидев на сцене даму в стиле Кадышевой или Бабкиной. Пить пиво под такое не захотелось. Тогда мы нашли другой пивной ресторан “Гроссен ваген”, где не очень бюджетно, но вкусно поужинали. Все остальные дни нас носило по городу и его окрестностям, а потому мы питались в городских столовых, которых в Архангельске оказалось очень много. Там почти всегда многолюдно и обычно вкусно, а ассортимент – на уровне нижегородских городских кафе, только цены смешные и порции полные. Комплексно пообедать вдвоем можно на 500 рублей. И это будет не тощий унылый бизнес-ланч. Словом, рекомендуем.

Наш личный рейтинг – “Большой куш” на Воскресенской-9, “Кушать подано” на Выучейского-2  и “Нулевая верста” на Троицком проспекте-45. Именно в таком порядке.

Конечно, тем, кто брезгует луком и майонезом с сырными корочками, там делать нечего. Диетического там мало.

Разумеется, мы целились побывать в ресторане с аутентичной, судя по отзывам, поморской кухней – “Трескоеде”. Но нам не повезло – “Трескоед” был закрыт все дни, когда мы были готовы зайти и предаться греху чревоугодия. И это в высокий туристический сезон! Печаль.

Что смотреть в Архангельске?

Если Вологда – ворота Русского Севера, то Архангельск – столица Русского Севера. И судьба этого города – та же, что и у всей этой земли. Три-четыре века назад – богатейшая, приносившая львиную долю доходов казне часть России с такими городами как Каргополь, Великий Устюг, Соликамск. А сейчас – уже полвека как беднеющая и теряющая свой народ земля.

Не верьте тому, кто назовет Архангельск серым, скучным и унылым. В таких вопросах нельзя руководствоваться советами слепых. Архангельск – северный морской город, который не может быть никаким другим, кроме как красавцем. Здесь среди многоэтажных домов кружат морские чайки. Здесь Северная Двина похожа не на реку, а на часть Белого моря, до которого отсюда 30 километров. Здесь у вокзала дежурно стоит “Диксон” – дизельный ледокол класса “Мудьюг”, в одиночку проводящий караваны по Белому морю в Архангельск и обеспечивающий логистику для буровых платформ в Баренцевом море.  Здесь вполне питерский размах перпендикулярных друг другу проспектов и улиц. Здесь морской воздух и такой же ветер.

Архангельск вообще непохож на другие русские города. Да он и не совсем русский – это поморский город. А поморы – это настолько же самобытный и уникальный русский субэтнос, как казаки или староверы. Население тут светловолосо и голубоглазо, с правильными чертами лица и удивительным говором. Если внешне мы тут ничем не отличались, то вот наша волжская речь звучала непривычно для местных. Обычных в наших среднеполосных городах брюнетов с юга вообще не видели – холодновато тут им, видимо, и небогато. А в целом, Архангельск – культурный, спокойный и даже интеллигентный город, хотя вот последнее даже странно. Потому что Архангельск – это город моряков, рыбаков и лесорубов.

Хочется сразу отметить, что Архангельск весьма необычно устроен. Это было непросто понять и принять. Есть собственно город – небольшая, но очень плотно застроенная центральная часть, и есть “поселки”, некоторые из которых отстоят от Города на 10 – 20 километров и не имеют с ним регулярного сообщения. При этом между Городом и “поселками” могут быть еще поселки и деревни, по какой-то причине не входящие в состав Архангельска юридически. Жизнь в этих поселках больше похожа на Апокалипсис, но об этом будет в следующей части. Сейчас хочется рассказать именно про Город.

Турист, оказавшийся в Архангельске, первым делом пойдет на набережную. Так сделали и мы. Начнем с железнодорожно-автомобильного моста через Двину, по которому мы и попали в город.

Мост был открыт в 1964 году и до него мостов через Двину не было. То есть люди, прибывающие в Архангельск, выходили из поезда на левом берегу реки, переправлялись на паромах, а там уже садились на общественный транспорт. Кстати, об общественном транспорте Архангельска. Этот город первым решился на “кастрацию” от бедности – отказался от трамваев. Сейчас этого вида электротранспорта в Архангельске нет. А вот автобусы тут стали первыми в России – бегают с июня 1907 года, то есть на несколько месяцев раньше, чем в Петербурге. Первый автобус Архангельска  был немецкой марки НАГ. Эта машина была рассчитана на 25 пассажиров и весила 6 тонн. Мощность двигателя 26 л.с. Красавчик!

Возвращаясь к мосту, хочется сказать, что он построен в узком месте реки, так как Северная Двина – это широкая и мощная река. По расходу воды она раза в 2,5 крупнее Оки, а в некоторых местах Двина шире сибирской Оби. Кое-где она разливается на 5 километров – и это естественное русло.

К мосту примыкают позднесоветские районы. Отдельно можно отметить сталинский главный корпус Северного Арктического федерального университета имени Ломоносова. Собственно, перед входом стоит самый старинный в России памятник Михаилу Васильевичу работы славного Мартоса от 1829 года. Открыт памятник был в другом месте – перед присутственными местами в 1832 году, а средства собирались по народной подписке.

фото из Википедии

Памятник меня отчего-то не впечатлил, и я даже не стала его фотографировать. Михаил Васильевич стоит в римской тоге, а голый Гений преклонил перед ним колено. Обычно классика в скульптуре не вызывает у меня банных ассоциаций, но тут как-то пробило.

Следующий объект на набережной – Морской-речной вокзал. Два в одном. Но я бы сказала, что “три в одном”, ибо внутри – торговые ларьки.

Самое впечатляющее тут – стоящий “Диксон” и другие покорители водных просторов. Вот, например, современное дноуглубительное судно “Северная Двина”, которое было построено во Вьетнаме, а испытано в Нидерландах. Сами уже не умеем, видимо. Император Петр Алексеевич бы топал ботфортами в гневе, однозначно.

Впрочем, морские суда тоже встают у причальной стенки, а на реке весьма оживленное судоходство. Мы на Волге такое явление уже утратили. Здесь и пассажирская навигация в лучшем состоянии. Положение города на островах обязывает – во многие места все еще ходят катера и паромы, являющиеся городским транспортом. Есть даже такое явление, как пассажирская ледокольная навигация.

Эта скучная многоэтажка рядом с портом – Северное морское пароходство.

Новострой около порта – громада Архангельского собора. Идет облицовка белым камнем. Местным судить об удачности выбора места под строительство, но меня, как туриста, очень впечатлило.

На эту же площадь выходит подворье Николо-Сурского монастыря. Раньше над крышей были церковные главки. Здание было построено в 1907 году, а проект одобрил сам Иоанн Кронштадтский – основатель монастыря в родном селе Сурское на Пинеге.

Дальше набережную отделяют от реки какие-то площадки, пустыри, портовые строения и даже немного элитных домов переменной этажности. Все в комплексе – винегрет и драка двух Петрушек в ярмарочном балагане. Но мы-то тут были ради другого.

Противоположная сторона улицы – вот такая. Настоящий сюр и столкновение эпох. Это один из самых цельных и красивых фрагментов старого Архангельска – пара кварталов двухэтажных домов конца 18 века. Здесь почти рядом находятся еще два монастырских подворья – Николо-Корельское и Соловецкое (оба – 1904 года постройки).

Сам Николо-Корельский монастырь располагался на месте Северодвинска – именно к нему и причалил в 1553 году английский купец Ричард Ченслер, “нашедший” торговый путь в Россию. Именно там был первый русский порт до официального основания Архангельска. Однако в советскую эпоху “Севмаш” оказался более нужным государству, чем уникальный монастырский комплекс. В итоге обители нет, а подворье стоит.

Следующая достопримечательность – Северный морской музей. Очень рекомендуем к посещению. Освоение севера, судостроение и капитанские подвиги в лицах, собрание интереснейших вещей и очень продуманная экспозиция.

Но напротив музея стоит архангельский позор – полусгоревшая парусная шхуна “Запад”. Она была построена в 1949 году и долгое время использовалась как учебное судно, а позднее – экспонат Морского музея. В 1990-е годы она пришла в аварийное состояние: шторм обломал ее мачты. В 2005 году шхуну просто вычеркнули из списка памятников культуры, она была разграблена и даже горела. Сейчас площадь вокруг нее выложена брусчаткой, а шхуна стоит за синим забором, от которого ей не стало легче.

А рядом – площадь с очень приятными, почти парадными сталинками.

Памятник жертвам интервенции. Очень популярная тема для Архангельска – тут в 1918 -1920 годах воевали с настоящими американцами.

Интересно, что до 1920 года тут стоял памятник императору Петру Первому – он был сброшен, как “гидра имперализма” и некоторое время просто валялся на берегу, пока не был взят музеем. Сейчас император – сосед жертв интервенции и стоит на фоне зданий Присутственных мест и Благородного собрания.

Этот императорский памятник украшает 500-рублевую купюру Банка России.

Император изображен на нем в форме Преображенского полка в ходе Полтавской битвы. Так как смотришь на Петра Алексеевича снизу, то он кажется каким-то коротконогим.

От Петровского парка совсем чуть-чуть до Пур-Наволока и площади Ленина – хорошо виден Почтамт с нулевой верстой …

… и здание областного МВД. И наверное это самое веселое здание региональной полицейской управы из всех, что я видела.

Во дворе у него – детский парк развлечений с каруселями и качелями.

В детском парке работает свободный книгообмен – стоят стилизованные шкафчики с книгами. Любой горожанин может взять почитать и потом вернуть на место или даже пожертвовать на общественную полку свои книги. В дождь шкафчики закрываются пленкой, а на ночь запираются на ключ.

А на фасаде областного МВД вот такие интересные скульптурные панно – “блюстителям спокойствия, тишины и благочиния”. Архангельская полиция в прошлом и настоящем.

Тут же на набережной мы и оказываемся на Пур-Наволоке (ударение – нАволок – северное словечко). Историческое сердце Архангельска как раз у этого крутого поворота Северной Двины, и если до Пур-Наволока мы шли с востока на запад, теперь будем идти с юга на север.

В один из вечеров местный музыкант дал тут потрясающий концерт – мы в своем городе таких не слышали. Абалденный парень! Народ, пробегая мимо, застывал и оставался слушать.

Под стать концерту было небо над рекой – потрясающее. Северное небо вообще очень быстро крутит барабан декораций в своем театре.

На мысе Пур-Наволок стоит Гостиный двор – самое старое и уникальное здание Архангельска, построенное в 1668 – 1684 годах. Часто о нем говорят во множественном числе – Гостиные дворы, потому что с одной стороны располагался Русский гостиный двор, с другой – Немецкий гостиный двор. Между ними находился Каменный город, то есть внутренняя крепость. Гостиный двор Архангельска одновременно служил и крепостью. Строился Гостиный двор 16 лет, причем руководили строительством как русские, так и “фряжские”, то есть иностранные зодчие. Сооружение было огромным – вдоль Двины оно тянулось на 400 метров, общий периметр приближался к 1,5 км.

С утратой роли главных морских ворот страны в Архангельске началась постепенная ликвидация Гостиного двора, который просто разбирали на камень. К концу XVIII века остался только Русский гостиный двор, который был перестроен в 1788 году в таможню. К началу ХХ века и от него осталась около половины – башни, выходящие к Двине и одна из боковых стен.

В Гостином дворе размещается экспозиция поморской культуры и истории города. Летом организуются экскурсии по набережной для всех желающих, которые объединяются в группы. Желая как можно больше увидеть в городе, мы пожертвовали музейной экспозицией. А она, как говорят, весьма хороша.

От Гостиного двора набережная ведет на север. Тут же Двина резко расширяется до 3 – 4 километров, а у берега появляется широкий песчаный пляж, где прохладным северным летом тоже есть отдыхающие. Вдали видны сооружения судоверфи “Красная Кузница” в Соломбале, на том месте, где первые верфи заложил еще Петр Первый.

Народ по набережной гуляет и пешком, и на велосипедах, на роликах катается. Много лавочек. По сравнению с Нижним Новгородом – так очень много. Это делает приятным променад по набережной для пожилых людей и беременных мамочек – им есть, где присесть.

Кроме этого, набережная служит пристанищем целого сонма памятников. Вот этот посвящен северным конвоям. Память героев войны тут свято чтут.

Тюлень – тоже герой. Хотя бы потому, что его мясо, жир и шкуры спасали людей от голода и холода. Во время войны в Архангельске (который сильнее других городов зависел от внешнего снабжения) от голода умерло около 40 тысяч человек, а норма выдачи хлеба составляла всего 125г в день. Ленинград ел в блокаде собак и кошек, а тут ели тюленей.

Традиционный для воевавших городов мемориал.

А вот этот памятник потряс меня до глубины души. Это памятник юнгам, которые отдали свои молодые жизни за Родину. Юнга в неестественной позе  с задранным вверх гюйсом – есть ощущение, что он тонет в воде. И основание его ног создает из фигуры юнги якорь. Памятник насыщен образами и смыслами. Достойная работа. До слез.

Украшение этой части набережной – дом купца-промышленника Альберта Суркова (1848 – 1917). За домом – его же пивзавод.

Прусак по происхождению, но российский подданный, Сурков основал многие предприятия, функционирующие до сих пор: ОАО ЛДК №3, ОАО «Сокольский ЦБК» и другие. Начинал же купец первой гильдии, потомственный почётный гражданин Архангельска, с небольшого отцовского наследства. Предпринимательский талант получил толчок в виде выгодной женитьбы и делового сотрудничества с шурином. К Первой мировой войне Сурков был одним из крупнейших предпринимателей Севера, имея кроме винокуренных заводов деревоперерабатывающие заводы и долю в «Северном пароходном обществе «Котлас-Архангельск-Мурман». Интересный человек, о котором осталось немало историй.

Если пройти еще немного – будет новодел Успенской церкви. Храм получился не очень гармоничным, но может, потому и интересным.

Дальше по набережной можно не ходить – там советские здания, не представляющие интереса для туристов. Прогулка по набережной займет у вас минимум час, а то и все полтора. Если хотите посетить музей и вообще не спешить – планируйте полдня. Да, набережная не имеет лоска, но зато полна исторических зданий, важных и интересных памятников, а заодно имеет лучший вид на небесный театр.

Второе место, куда точно идет турист, приехавший в Архангельск – местный “арбат”, проспект Чумбарова-Лучинского (а также Чумбаровка или Чумба). Проспектного размаха тут нет. Просто потому, что на севере все улицы, идущие вдоль берега реки или моря – проспекты, а те, что поперек – как раз просто улицы. Так вот, Чумбаровка – проспект. Но и это не самое странное в ней. Самое странное то, что Чумбаровка – заповедник. Здесь местные градостроители попытались воссоздать облик старого Архангельска, который к началу ХХ века был в основном деревянным. Многие дома стояли тут изначально, некоторые были перенесены с других улиц, а некоторые – просто копии, воссозданные по чертежам и обмерам. И все бы ничего, но обилие рекламы на фасадах, а также брусчатка вместо деревянных мостовых портят дело. Правда, прогуляться там все равно надо. Просто, чтобы видеть это.

Если уйти на Чумбаровку с площади Ленина и внезапно оглянуться, вид будет вот таким. Башня  – 24-этажное здание проектных организаций высотой более 100 метров (с антенной), а ребристый дом справа – Дом книги собственно с книжным магазином и музеем.

Всего в нескольких кварталах проспекта размещено около полусотни строений. Покажу только те, что запали в душу, так как рассказать обо всех не получится.

Например, вот этот деревянный двухэтажный дом в конце XIX века принадлежал купеческой жене Дарье Петровне Ананьиной. В 1909 году хозяйка надстроила мезонин, обшила здание тесом.  Дом был не только красивым, но и ярким: стены окрашены в светло-желтый цвет, а кровля – в салатный. К сожалению, то здание не сохранилось. Существующий дом построили по старым чертежам с сохранением внешнего фасада на том же месте, где он и стоял.

А это здание-близнец – дом Семена Овчинникова, построенный в 1912 году по проекту самого хозяина. Запоминается дом башенкой, цветным остеклением в некоторых окнах и эркером над крыльцом.

А это жилой дом рыбопромышленника Сергея Яковлевича Тимофеева. Здание будто впитало в себя морскую соль, покрывшую фасад красивой сединой. Дом построен в 1910 году для большой семьи Тимофеевых.

Еще одно симпатичное здание, привлекающее внимание туристов, построено в 2002 году. Оно расположено на месте бывшего дома Якова Ивановича Лейцингера, почетного гражданина и городского головы Архангельска, избиравшегося на эту должность четыре срока подряд.
В доме размещалась фотостудия. Вологодский мещанин Яков Иванович Лейцингер получил разрешение на занятие фотографией в Архангельске в 1882 году и вскоре стал владельцем лучшего фотосалона – со стеклянной стеной. По международным меркам одна из стен фотопавильона должна быть именно стеклянной. В помещении размещались несколько камер-обскур, с помощью которых получались портреты нужных размеров. Павильон должен был иметь специальные рамы, обтянутые обоями разных цветов для смены фона, а также столики с находившимися на них безделушками, которые хорошо получались на дагеротипах. Дом был весьма оригинальной конструкции.

Воссоздавать в том же виде дом не стали – ограничились первым этажом с его украшениями и интересным крылечком.

Это дом Чудинова. Хозяин дома был выходцем из деревни, но сумел из мелкого торговца стать крупным архангельским лесопромышленником. По масштабам производства и товарооборота в годы перед революцией, фирма Андрея Степановича входила в первую пятёрку экспортёров древесины в Архангельске, отправляя материалы не только в Европу, но даже в Африку и Австралию.

А это мой любимый домик на этом проспекте. Он первым был перенесен сюда, а весь процесс перемещения здания с Троицкого проспекта продолжался с 1979 по 1987 год.

Это здание было построено в середине XIX века на средства Архангельского Коммерческого собрания. Современный вид с изящным декором дом приобрел в 1911 году при обновлении фасадов. Здание было рассчитано на 1463 человека. В нем были большой танцевальный зал, столовая, гостиная, две бильярдных и зрительный зал, в котором могли разместиться 553 гостя. Общественная жизнь города протекала именно здесь. Советская власть в Архангельской губернии тоже была провозглашена в этом доме.

А это дом с эркером во весь фасад. Жилой, кстати.

А это усадьба Марии Тимофеевны Куницыной. Относится к вновь построенным зданиям. Это копия дома 1910 года, возведенная специалистами музея деревянного зодчества “Малые Корелы”. Усадьба выстроена не только на том же самом месте, где когда-то размещалось оригинальное здание, но и с сохранением самых мелких деталей: резных консолей, водосточных труб с узорами, характерными для начала прошлого века. Во дворе дома вновь построена служба. Кроме нее, на территории усадьбы были когда-то еще каретник и ледник.

А этот дом – копия, воспроизводящая дом адвоката Николая Васильевича Никольского, построенный в 1913 году. Расстекловочка у окна в эркере только подкачала.

Деревянный дом городской усадьбы Федора Антонова, построенный в 1884—1890 годах. Сейчас просто частный жилой дом.

Перспектива Чумбаровки вовсе не застрахована от вида современных зданий. Они же высятся за спинами деревянных домиков и напоминают, что увиденное – просто странная фантазия градостроителей.

Отдельная деталь этого проспекта – уличная скульптура. Тут она вся неслучайная, очень душевная и полна интереснейших деталей, которые так хочется разглядывать. благо постаменты невысоки.

Это памятник Степану Григорьевичу Писахову – архангельскому сказочнику, этнографу и художнику. Это в его сказках слова застывают льдинками на морозе, северное сияние дергают с неба и сушат. Мультфильмы по его сказкам, озвученные актером Евгением Леоновым – мои любимые с детства.

фото из Википедии

Стоит Писахов, протягивает  руку, чтобы поздороваться. Держит сетку с рыбой, у ног его трется кошка, а на шляпе раньше сидела чайка, которую так часто отламывали мародеры, что власти решили и не восстанавливать. Фигура сказочника несколько нелепа. А ведь в жизни до 1920 года Писахов был весьма франтоватым мужчиной.

Шутовство и бедность, образ сказочника-краснобая стали для него ключевыми с годами.

А это его герой Сеня Малина. Разухабисто скачет на огромном налиме.

Именно от имени этого поморского мужичка родом из Уймы и велись рассказы Писахова. Для героя сказок нет ничего невозможного, захочет – пиво на звездном дожде сварит. Захочет – на бане в море за рыбой пойдет. Или на Луну с помощью самовара улетит да там от рук злющих «лунных баб» чуть не погибнет.

Это памятник еще одному сказочнику – Борису Шергину, которого еще называют Певцом Русского Севера. Старец сидит на краешке стула и сказывает былину. Руки Сказителя слово людям посылают, босыми ногами впитывает он силу поморской земли. Поморские старины и былины оживают у ног его – бегут по бурному морю поморские суденышки, горделиво высятся деревянные избы и храмы, величаво идут бабы за водой, раскидывают над благословенной землей свои крылья поморские птицы счастья, а святые – Архангел Михаил и Николай Чудотворец – охраняют поморскую землю.

В сквере – грустный памятник. Очень трогательный – столько силы в вере женщины, держащей икону в руках, и столько надежды в маленькой прильнувшей девочке.

А это памятник женам-берегиням домашнего очага. Молодая мать-пряха, младенец и котик – все, что должно символизировать семью. Мужчине место не нашлось. Впрочем, это самый распространенный состав семьи сейчас, как говорит статистика.

И еще один выдуманный персонаж – Козьма Прутков, который волею создателей родился в Архангельской губернии.

Отдельная тема Архангельска, которую мы подметили на стенах города – это граффити. Подозреваю, что это, нарисованное около музея в Доме книги, санкционированное, но все равно глаз радует.

А эти граффити прикрывают стареющий забор вокруг обветшалого нерабочего цирка.

В центре города впечатлил этот дом. Он стоит вне заповедника деревянных домов, но отреставрирован и красив. В нем молодежный театр. Легкий и строгий одновременно, этот дом был построен в середине XIX века английским купцом Чарльзом Рени. Он оборудовал особняк ванной и санузлом, а еще здесь была динамо-машина, снабжавшая дом электричеством еще до того, как оно появилось в Архангельске. Ну а тот декор, который мы можем видеть сегодня, это заслуга другого владельца здания – коммерсанта Николая Шарвина.

Неподалеку стоит бывшая лютеранская церковь, построенная в середине XVIII века. Город, в котором было много иностранных купцов, не мог обойтись без храма. Сейчас это якобы филармония.

Также недалеко в сквере стоит настоящий британский танк со времен интервенции. Архангельский танк № 9303, выпущенный фирмой Виккерс-Армстронг, представляет собой пулемётный вариант модели «Марк-V». Танк закрыт стеклянным колпаком, который сохраняет федеральный объект от вандалов и быстрой эрозии. Жаль, что колпак сделан так неумело, что нормально сфотографировать танк уже не получается ни у кого.

Интересно, что пулеметные версии этих танков звали “самками”, а пушечные – “самцами”. В Архангельске – “самка”.

Впечатляет памятник Северу с суровым бородатым мужиком и не менее могучим оленем. Другие тут не выживали.

Вы можете сказать, что мы видели парадный Архангельск и ничего не знаем об обычных городских микрорайонах. Ну отчего же? Видели, знаем. Но писать, как блогер Варламов в своей ЖЖешечке про помойки, гнилушки, запах сырости и деревянные трущобы не хочется. Потому что такое можно найти, где угодно – даже в сытой и богатой Москве. Значит ли это, что Москва вся и есть помойка? Вот и Архангельск не состоит из одних только трущоб.

Мы заехали на родину Василия – в микрорайон Факторию, которая лично мне напомнила нижегородскую Сортировку.

Фактория – это райончик, название которого говорит само за себя. Тут век назад были производства, которые ставились на расчистках – землях, отвоеванных у леса и болот. Больше истории сохранилось у соседней деревни Варавино, откуда работники ходили работать на эти фактории. До 1903 года Варавино и соседские расчистки принадлежали Лявлинской волости, затем Уемской и располагались на берегу Северной Двины в восьми верстах от Архангельска. Было в деревне около 50 дворов и трёхсот жителей. В 1810 году здесь построил свой завод сахарозаводчик Вильгельм Брандт, уроженец Гамбурга. А кто-то работал на лесозаводе Суркова – Шергольда, основанном в 1881 году.

Вася у родного подъезда. Окна тоже видны, но там сейчас чья-то другая жизнь.

У родной школы №30 имени Гагарина, вокруг которой нет общепринятого забора, дети во дворе прыгают на старом диване, кем-то выброшенном на помойку, а перед крыльцом на асфальте выпускниками нарисована принцесса Пупырка – героиня вполне идиотского импортного  мультфильма. Зато люди улыбаются. Обычная жизнь городской окраины.

Факторский котик искренне удивлен интересу к рабочим окраинам.

А этот суровый факторский котэ лежит на страже хозяйского жигуленка и потому невозмутим.

Поностальгировав по дворам, мы зашли в ТЦ “Фактория”. Там мы купили камбалу, которая потом оказалась просто расплющенным ершом и пару ватрушек с необыкновенным фаршем – чисто местный шик.

Кроме всего вышеописанного мы успели за четыре дня в Архангельске побывать в Новодвинской крепости и Малых Корелах, но об этом позже и отдельно. Сам же город, вопреки расхожему мнению, нам не показался унылым. То есть доска и треска на месте, а тоски совсем нет 🙂

 

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо большое. Интересно и крайне полезно, т.к собираюсь этим летом по вашим стопам. Еще раз огромное спасибо за материал.

    • Ольга, спасибо, что читаете! Желаем вам увлекательного путешествия и очень рады, что наши заметки помогают! Тоже хотелось бы вернуться в Архангельск и оттуда предпринять выезд в сторону Мезени – этот угол у нас так и остался неувиденным.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here