Есть такие местечки на картах Родины, которые забрасывают в омуты пытливых умов свои крючки. Чтобы потом подтягивать тебя за леску интереса и, наконец, вытащить к себе. Асташово — именно такое местечко.
Мысль о том, что его надо непременно посетить, впилась в мозг несколько лет назад, когда я увидела фотографии джиперов, вернувшихся с ежегодной «Полной Чухломы».

Ноябрьское серое небо, наливающееся свинцом ранних сумерек.
Повисшие в воздухе снежинки-неженки и тут же — грязные УАЗы на зубатой резине и с еще не смотанными тросами лебедок.
Частокол леса и резной терем с черными пустыми глазницами давно выбитых окон и башенкой.
Что это за чудо? Откуда это в костромском лесу?

Ну, и ребята, конечно, добавили мурашек по спине, написав, что бродить вокруг с фотоаппаратами было жутковато — это вечное ощущение, что по ту сторону стен кто-то так же шагает, хрустя битым стеклом и скрипя половицей, дышит и мелькает тенью в проёмах…
Позже я увидела похожий предзимний кадр в ЖЖ у kopanga (kopanga.livejournal.com). Величие и обреченность.

Терем в Асташово

Крючок был заброшен. Это так называемый «лесной терем» в мертвой чухломской деревне Асташово. Еще несколько лет ушло на мысли об этом месте и сожаления, что технически я не готова к «Полной Чухломе», чтобы колесить по костромским дебрям. Интерес грело и то, что теремов на самом деле было два — их разделяли десятки километров и река.

С покупкой УАЗа мечтать стало проще. laugh Первая одинокая экспедиция в тот край была намечена на май 2014 года. В трехдневной программе было посещение древних Судиславля, Галича, Чухломы, Солигалича и двух теремов.

Вышло довольно насыщенно, и все шло почти по плану. Если отчеты о городках еще ждут своего часа, то про посещение терема в Погорелово мы уже писали. Асташовский терем был в программе последним. И кто же знал, что в те чудные майские дни, когда мы так замечательно жгли по чухломским грунтовкам, мостам и бродам, нам так и не удастся доехать до Асташово? laugh

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

В Асташово мы хотели проехать прямо по дороге из Погорелово. Но уже будучи во Введенском мы услышали предательский стук в подвеске. laugh Осмотр показал, что чудо русского автопрома не выдержало русских дорог laugh Перелом кронштейна амортизатора. И все бы ерунда — можно доехать, сняв амортизатор, но мы одни в этой поездке, в лесах за 600 км от дома. Нас это немного смущало laugh Потому решили не рисковать и повернули во Введенском не в Асташово, а в Чухлому — поближе к цивилизации и мастеровым. laugh

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Гаишники на трассе сказали, что автосервисов нормальных у них в Чухломе нет. Потому было принято решение снимать амортизатор прямо на обочине и гонять на пружине laugh Василий достал хирургический набор и приступил к ампутации laugh

Терем в Асташово

Терем в Асташово

С цивилизацией мы тогда здорово ошиблись. Мимо проплывали дружные компании лошадок, коровок и барашков laugh

Терем в Асташово

Хотелось цивильной сварки, а потому мы доехали до Галича, где нам дали наводку на сельских фанатичных любителей бездорожья. Ребята попались из тех, кто верит в поговорку «УАЗ всегда ранен, но никогда не убит» laugh Они ловко приварили нам кронштейн, за что им земной поклон smile Солнышко при этом успело сползти с зенита и даже закатиться в костромские болота, куда Сусанин поляков не гонял. На следующий день надо было уезжать обратно в Нижний Новгород. Так мы не увидели Асташово и его терем. sad

Вторая поездка под Чухлому состоялась в октябре 2014 года. Тогда природа пошутила и ударила преждевременными 15-градусными морозами, сделав наш УАЗ на резине с грязевым профилем не совсем управляемым. laugh Подробности той мистической поездки можно почитать тут. А тут мы просто немного насыплем фоточек о дорожных условиях тех когда-то славных мест. laugh

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Репетиция зимы проходила успешно — на ночь старинный Галич закутывался в пуховое одеяло горького печного дыма и смотрел в синь по-кошачьи желтыми глазами-окошками. И несмотря на то, что красный уголек закатного солнца падал неизменно в Галичское озеро, оно затягивалось первым седым льдом под еле слышный звон и шепот болтливых метёлок осоки.

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

В Асташово мы поехали на утро второго дня экспедиции. Денек выдался пасмурным и все таким же морозным. Дорога туда начинается с объездной Чухломы, где у заправки надо свернуть направо и преодолеть около 20 километров вполне сносной грунтовки — в мае мы по ней же ездили в Погорелово, сворачивая во Введенском налево. Теперь во Введенском у храма — направо. И еще 6,5 километра сносной грунтовки.

Терем в Асташово

Мы въезжаем в местность, которую в старину называли Великой Пустынью. В селе Озерки был небольшой мужской монастырь, основанный пришедшим в этот необжитой лесной край монахом Авраамием, учеником преподобного Сергия Радонежского. «Огромное море лесов великих и непроходимых»,— восхищался летописец. Авраамий поставил здесь келью, а потом вместе с братией, собравшейся к нему, построил и монастырь, назвав его Великой Пустынью, отразив безбрежье этих лесов. После Авраамий ушел на север и основал также Верхнюю Пустынь на реке Виге и Покровский Городецкий монастырь в Чухломе.

Сохранилось описание монастыря Великой Пустыни, сделанное в 1628 году: «Монастырь Пресвятой Богородицы Ризоположения Великая Пустынь а в ней храм Ризоположения вверх шатром да другой храм Николая Чудотворца теплый клецки, да у монастыря озерко да починок Дракин да д. Коровья слобода а в ней живут служебники три двора да за монастырем Старое Коровье, Голыгино, Осташево, Семенкино, Сергеево, Фалеево и в нем храм Ильи да другой храм Николая».

Сегодняшнее Фалилеево до революции называлось также Ильинским — по храму. И Великая Пустынь в ее прямом значении, как места безлюдные, там вполне ощущается. Лес переиграл людей, которые или уезжают отсюда в другие села и города или перебираются на погосты у мертвых церквей. Лес начал возвращаться — он забирает обратно бывшие поля, бывшие деревни, бывшие тракты. Иногда в лесах встречаются одинокие храмы-сироты.

А раньше каждая из подобных церковок была центром притяжения. Деревень было множество — в это сейчас и не верится, но по лесам они были рассыпаны, как изюм в булке. А потому по случаю престольных праздников тянулись тореными лесными дорогами к храмам крестьяне. Пешком и на подводах. В летние, чтобы попасть на заутреню, выезжали еще с вечера и коротали ночь за разговорами или дремой под звездным небом. Часто в такие дни были ярмарки, а потому, если деньга водилась, то можно было и службу отстоять, и подарков купить домашним. Бывшее Ильинское праздник справляло 2 августа, на Ильин день.

Вот как раз в просеке дороги начинает маячить церковная главка. Будто человек стоит над лесной порослью, ждет и высматривает кого-то.

Терем в Асташово

Вот она — Ильинская церковь 1815 год постройки в нынешнем Фалилеево. Останавливаемся. Из старого описания: «Зданием каменная, с такою же колокольнею, построена в 1815 году тщанием прихожан. Ограда каменная. Кладбище при церкви. Престолов 4: а) в честь Рождества Христова, б) святого пророка Илии, в) преподобного Макария Унженского и г) святителя Николая Чудотворца. Расстояние от Костромы 177 верст, от Чухломы 24 верст».

Святого Николу тут любят — почти в каждом храме его престол. Он на Руси всегда особенно почитался, как покровитель русского народа, крестьянского труда, а также плавающих и путешествующих. Святой Никола считался самым чутким к человеческой искренней молитве. А работящие и не умеющие сидеть на месте костромичи очень это ценили. Вот и хранил их святитель. Макарий Унженский тоже особо дорог костромичам, так как ходил по этой земле.

Терем в Асташово

Храм совсем разорен и стоит, наверное, только благодаря крепости старой кладки и силе вековых молитв. Сбоку — кладбище, где с крестов смотрят строгие лица бородатых мужчин и женщин в платках. Годы рождений — дореволюционные и советские. Кто-то из них точно помнил строителя и первого хозяина асташовского терема, разговаривал с ним. Внутри храма — остатки росписи и темнота, шепот ветра в давно выбитых окнах. А со стены также строго, как и мертвые люди на кладбище, смотрит святой.

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

А раньше храм выглядел так.

Терем в Асташово

В Фалилеево жизнь теплится — на зиму были заготовлены поленницы дров, а окна выбелены наледью, как бывает только на жилых теплых домах в мороз.

Терем в Асташово

Терем в Асташово

У Ильинского храма надо повернуть левее на накатанную 2-километровую грунтовку, которая теперь усилиями нового хозяина терема превращена в отлично отсыпанный грейдер. Но мы, видимо, жаждали приключений и проехали правее, оказавшись через пару километров в когда-то большом селе, от которого осталось всего несколько домов, разбросанных друг от друга так далеко, словно это были не дома, а горошины, раскатившиеся в разные стороны по бурой скатерти осенних трав. Там мы поняли, что от Асташово нас отделяет овраг и лес, в котором то и дело палили из ружей охотники. Нарезали несколько кругов и вернулись на верную дорогу.

Терем в Асташово

В Асташове мы никого не застали — хозяин в отъезде, реставраторы, похоже, также. Терем-красавец поправлял свое здоровье в лесах, а мы не отказали себе в удовольствии его осмотреть и восхититься выдумкой прежнего хозяина и кропотливостью нынешнего.

Терем в Асташово

Внутри терем был полон новых и старых деталей резного убранства терема. Причем часть их была уже покрашена в цвета, следы которых были обнаружены на резьбе.

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Пол был вскрыт.

Терем в Асташово

А рядом с теремом вырос пристрой явно. Подобное строение видно и на старых фотографиях терема. В источниках оно обозначено, как дом управляющего.

Терем в Асташово

Были вновь расчищены пруды и тут же схвачены первыми морозами.

Терем в Асташово

Из всех избушек мертвого Асташово жила и пахла печным дымом только изба сторожа-управляющего. Остальное шагнуло в небытие.

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Несмотря на все признаки людской активности и хозяйственной деловитости, место показалось мне еще пребывающим в объятиях леса. Может потому, что лес действительно не хотел с ним расставаться? Вот так несколько лет назад волонтеры отнимали у костромской тайги жемчужину деревянного зодчества.

Терем в Асташово

Фото с сайта perunica.ru.

А так терем выглядел в своей первой жизни.

Терем в Асташово

А на этом фото — хозяева чудо-терема. Разбогатевший на подрядах в Санкт-Петербурге краснодеревщик Мартьян Сазонтович Сазонов и его молодая жена, дочка дьяка Ильинской церкви Екатерина Алексеевна Добровольская. Разница в возрасте у супругов — тридцать лет.

Терем в Асташово

Но обо всем по порядку.
История возникновения Асташевой деревни теряется в веках, но впервые она упоминается в материалах первой переписи населения уже в 1615 году. В начале XIX века, а точнее в 1820 году родился здесь в семье государственных крестьян сын Созонт Марков, то есть сын Марка. Фамилий тогда еще не было — именоваться можно было по имени отца. Позже эти именования обозначались фамилиями. Их вписывали во временный паспорт, если крестьянин уезжал в город на заработки, а вот невыездные до конца XIX века оставались бесфамильными.

Первая жена Созонта – Екатерина Авдеевна умерла от чахотки, а в 1869 году он, 49-летний вдовец с детьми, женился на молоденькой крестьянке из деревни Костино Дарье Дмитриевне. К тому времени его старший сын от первого брака — Мартьян — был уже семь лет, как женат на дочери крестьянина из деревни Фалелеево Анне Андреевне. Сестру Мартьяна – Акулину выдали замуж в Большое Коровье за Константина Каллистратовича Альбова, сына солдата царской армии Каллистрата Осиева, а брат Андрей взял в деревне Соколово в жены 17-летнюю Анну Емельяновну.

Во втором браке у главы семейства Созонта Маркова родились еще несколько детей. Но из всей многочисленной семьи Созонта самым удачливым, трудолюбивым и хватким оказался старший сын – Мартьян Созонтович Сазонов, взявший фамилию по разговорному произношению имени отца. Уехав в столицу, как это делали многие уроженцы Галича, Чухломы и Солигалича, Мартьян получил там профессию столяра-краснодеревщика. Мастер из него вышел отличный, «золотые руки». Качество выполненных заказов и проявленная фантазия нравилась заказчикам. С появлением доброй репутации Мартьян стал брать самостоятельные строительные подряды.

Супруга его Анна Андреевна тем временем жила в Асташове, занималась хозяйством, растила детей. Так жили все жены отходников. Многие даже находили в этом плюсы — муж не досаждал и уж тем более не пил, но зато исправно присылал деньги. А приезжая на побывку, супруг всегда привозил интересные вещицы, гостинцы и подарки. В семье Мартьяна родились пятеро детей: Анастасия, Иван, Екатерина, Сергей и Любовь, но четко жизненный путь прослеживается лишь у троих. Остальные то ли затерялись в революции и войнах, то ли были унесены болезнями.

Так как для русского человека появление заработанных честным трудом капиталов — это сродни сказке, появилась легенда о том, что в основе делового успеха Сазонова лежит какой-то криминал. Рассказывают, будто сестра Мартьяна Созонтовича вместе с ним уехала в Питер и устроилась горничной у какого-то богатого фабриканта. Тот умер у нее на руках от приступа, а до этого приметливая девица увидела, что хозяин кладет в комод какие-то важные разноцветные бумаги. Сгребла она их в фартук, да и принесла брату. Скорее всего, это были различные закладные векселя на предъявителя. С той поры, как утверждает молва, Мартьян и пошел в гору. В первую очередь он, разумеется, пожертвовал деньги на храм и построил в селе Введенском каменную сторожку у церкви.

Терем в Асташово

Введенский храм.

Интересно, что такая же история, связанная с воровством, рассказывалась про современника и соперника Мартьяна — погореловского Поляшова, который тоже овдовел, женился на молодой дочке священнослужителя и тоже построил для новой семьи вот такой терем.

Терем в Асташово

Семейное счастье Мартьяна Созонтовича оборвалось зимой 1895 года со смертью Анны Андреевны в возрасте 52 лет от сыпного тифа. И вот 53-летний вдовец, уже дед, имеющий весьма солидное состояние, принимает решение вернуться в родное Асташово «коротать дни». А чтобы коротать было веселей, он в том же году посватался к 20-летней дочке дьяка Ильинской церкви Екатерине Алексеевне Добровольской.

В те годы, когда Чухлома была настоящим городом, кипела жизнью и капиталами, немолодой, но очень богатый Сазонов мог бы жениться там хоть на дочке купца. Или даже на обедневшей дворянке. Мог бы пойти на равный брак, выбрав вдовицу. Однако он сватает молодую девушку из соседнего села. Не исключено, что Мартьян Созонович видел ее раньше, а милая внешность, образованность и воспитание поповской дочки Катеньки запали ему в душу. Мы ничего не знаем о том, любила ли Катенька своего богатого жениха, хотела ли она войти в большую семью с детьми и внуками? Не исключено, что это была воля ее властного отца. Перспектива стать богатой вдовой — видимо, была не самым худшим вариантом женской судьбы по тем временам. Вот отец Екатерины и на общесемейной фотографии Сазоновых сидит во втором ряду за молодыми, занимая все пространство между ними.

Терем в Асташово

Фотография сделана на Троицу — изгородь украшена ветками березы, в руках Сазонова и его жены — веточки сирени. Праздник! В доме собрались дети хозяина, внуки. Наверняка утром были все в храме, а теперь будет праздничный стол и гуляния. Заметьте, что истинной барыней смотрится только Екатерина Алексеевна — она одета по-городскому, с зонтиком от солнца, дамскими часами на цепочке. Не хватает только шляпки да волосы просто забраны в пучок. И если супруг наполнен важностью момента, и за его широкой спиной благодетеля стар и млад, то его молодая жена грустна и сосредоточена: плотно сжаты тонкие губы, не улыбаются глаза.

Отчего?

Попадались то ли воспоминания, то ли домыслы о том, что взрослым детям богача не нравилось желание отца жениться, а потому они перенесли неприязнь на Екатерину Алексеевну. А может Екатерина Алексеевна грустит, сидя рядом с детворой о том, что собственных деток у них с Мартьяном Созонтовичем так и не родилось? Или троицкий обычай молодых девушек гадать на женихов и подносить березкам подарки навевает грусть? А, может, просто непраздничное настроение? Кто же теперь скажет?

Терем в Асташово

Как порадовать молодую жену? Не исключено, что и терем-то стал подарком молодой жене. Чтобы жила поповская дочка как барыня — в лучшем доме на всю округу.

Говорят, что первый этап строительства выглядел так: в лесу Мартьян присмотрел огромную 37-метровую сосну или ель (тут народная молва дает сбой) и нанял деревенских мужиков срубить понравившееся дерево и принести на плечах ничуть не повредив, к месту стройки. Не-сли ее 35 человек, а рядом на лошади везли бочку пива, на ходу наливая усталым, выдохшимся мужикам для бодрости. Интересная легенда, конечно. Дом, кстати, выстроен именно из ели. Дерево было калиброванным, должно было соответствовать определённому размеру, «каждое бревно пропускали через кольцо». Руководил стройкой лично хозяин, признанный мастер плотницкого искусства, придирчивый и строгий. Архитекторского надзора, судя по всему, не было. В 1897 году дом был готов.

Обшивка дома имеет следы окраски стен, деталей обшивки, декора в несколько цветов. Информанты называют светло-коричневый, синий, брусничный, белый , что в целом, соответствует натурному материалу.

Главный западный парадный фасад идёт параллельно дороге ведущей в Озерки, к Ризоположенской Авраамиевой пустыни. Центральная часть дома выделена ризалитом, прорезанным восемью окнами в двух этажах. В целом, в двух этажах по западному фасаду -двенадцать окон.

В отличие от погореловского терема, асташовский не сохранил интерьеров. До разборки терема на реставрацию они выглядели вот так.

Терем в Асташово

Правда, остались воспоминания старожилов. На втором этаже размещались лучший парадный зал, спальня и кабинет хозяина. Благодаря такому размещению в пространстве, парадные покои были полны закатного света до позднего часа летом, но рано утопали в сумраке зимой. Не менее наряден южный фасад, в центре которого выступающий игрушечно-сказочный эркер. Главный западный фасад имеет во фронтоне крыши сильно выдвинутый вперёд балкон, который ограждал набранный из досок парапет с прорезным узором.

С восторгом рассказывали местные о лестнице, стенах выкрашенных «под мрамор», цвет которых определяется как «брусника со сливками», люстрах, цветных стёклах, кафельных печах. В доме Сазонова находилось несколько печей. Три зеркала печей были облицованы кафелем. Дымоходы шли вдоль стен, под полом, по потолку и, как говорят, дым из печей после того, как затопят, появлялся над трубами только через несколько часов. Теплым коридором дом соединялся с домом управляющего, под коридором располагались глубокие погреба-ледники, где хранили все припасы. Окна в верандах и светелке украшали цветное стеклянные витражи и стекла с травленым матовым рисунком.

Дом окружало множество сооружений хозяйственного назначения. Сазоновская усадьба имела в своём составе фруктовый сад, от которого ничего не сохранилось.

Терем вызывал восторг. Весь в резных узорах, плавно обегающих фронтон, резьба, то сужаясь, то расширяясь, подчеркивает необычность восьмиугольной конструкции дома, дома со шпилем-светелкой. На высоком шпиле затейливой башни красовалось огромное декоративное колесо, обитое листами позолоты — карусель. Она горела и искрилась на солнце и дом Сазоновых был виден жителям всех соседних деревень. Те, кто ехали или шли по старой дороге из Тимошино в Ильинское принимали виднеющийся из-за леса шпиль за церковный и даже осеняли себя крестным знаменем.

Пустынь, так эта местность в целом называется и доныне, плохо снабжена водой. Речки, озёра находятся от осташевского усадебного комплекса на значительном расстоянии. Иметь надёжный источник воды значило для хозяев очень многое. Вблизи дома был вырыт колодец, глубина которого, по местному преданию, достигала 80 метров. То, что источник чистой воды дался с большим трудом, а глубина его запредельно велика, запомнилось местным жителям особенно отчётливо. Наличие колодца было отмечено почти всеми информантами, так же как и наличие прудов.

Кто был автором проекта дома? Это до сих пор неизвестно.

Специалисты отмечают, что дом перекликается с проектом гения русского стиля, модного столичного архитектора Ивана Павловича Ропета, опубликованном в журнале «Мотивы Русского Искусства».

Терем в Асташово

Звучала даже версия, что терем очень напоминает проект императорского охотничьего домика. Но эксперты отмечают, что если внимательно вглядеться, то планировка асташевского дома совершенно другая, нежели в проекте Ропета. Из проекта, по сути, позаимствованы только завершение балкона и башенка.

Мартьян Созонтович прожил в тереме с женой целых 17 лет. Под старость он совершенно ослеп, и Екатерина Алексеевна посвятила себя уходу за мужем. Сазонов скончался 9 сентября 1914 года в возрасте 72 лет. Он был похоронен на Чухломском кладбище рядом с сыном Иваном, умершим годом ранее в 48 лет от туберкулеза. Где его могила, никто уже не знает.

Раскулачивание не обошло стороной вдову Екатерину Алексеевну. Ее выселили из дома, и она жила в соседнем Ильинском у брата, так как больше пойти ей было некуда — общих детей у них с Мартьяном не было, а дети Сазонова от первого брака давно жили своими семьями и были далеко не молоды. Часть мебели, сундуки с бельем, посудой, фотографии и документы перенесли в большой амбар, ключи от которого отдали на хранение ключнице Елизавете Порошковой. Кое-что забрали приехавшие из Ленинграда родственники по мужу, а потом мебель и прочий скарб продавали с торгов. В годы Великой Отечественной войны Екатерина Алексеевна, уже постаревшая и больная, ходила в гости по большим религиозным праздникам к своей падчерице Анастасии Мартьяновне Смирновой в Чухлому. Та с семьей жила на улице Горького в полукаменном доме и была старше мачехи на 12 лет. Скончалась бывшая владелица терема в инвалидном доме примерно в 1950 году.

А асташовский терем до войны простоял пустым. Потом его занял сельский совет, клуб, библиотека и медпункт. Всем хватило места в большом особняке. В 1974 — 1975 годах, когда окрестности начали вымирать, все вышеназванные организации выехали из дома. Терем остался полностью бесхозным. Вот так он выглядел в эпоху своего безвременья.

Терем в Асташово

Терем в Асташово

В России известно о трех дошедших до нас творения Ропета: теремок-баня в Абрамцево, дом в Барнауле, русский дом в Токио. Четвертое творение имело все шансы сгнить в чухломских дебрях.

Но однажды здесь побывал любознательный турист, исследователь костромских памятников архитектуры Андрей Павличенков (ник kopanga). И подумал примерно так: «Разве такое чудо архитектуры, как асташовский терем, не имеет права на вторую жизнь?»

Благодаря его инициативе через некоторое время образовалась команда неравнодушных людей, желающих восстановить уникальное здание. Силами энтузиастов и при поддержке местных органов власти, ребята провели несколько субботников и очистили территорию терема от подлеска, произвели его обмеры для проекта реставрации и даже смогли при помощи техники снять аварийную башенку для реставрации.

Проект реставрации дома-терема был выполнен архитекторами ООО «Реставрационный центр-архитектура, производство, обучение» из города Кириллова Вологодской области, то есть признанными мастерами реставрации деревянных сооружений.

В феврале-марте 2012 года дом-терем был полностью разобран, перевезён в Центр. В апреле начались реставрационные работы. В кузнице Центра даже изготавливался необходимый инструмент для проведения работ.

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Интересно, что у терема, оказывается, были свои секреты, которые удалось вскрыть при разборке и реставрации.

На стропилах кровли обнаружены следы, которые говорят о том что первоначально планировалась другая конструкция кровли, по видимому более простая, а потом она была изменена чтобы вместить башенку и новое завершение балкона. Это подтверждает предположения о том, что Сазонов строил дом сам, без архитектора. Об этом говорит несколько несуразностей в доме, которые хороший архитектор бы предотвратил еще в проекте. Например, комната в которой была парадная лестница открывалась одинарными дверями на крыльцо и холодную веранду. Конечно же, в ней было дико холодно зимой, и в конечном итоге Сазонов достроил в ней деревянную перегородку чтобы создать подобие сеней. В тереме отсутствуют туалеты — а вот в погореловском у Поляшова туалеты уже были, да какие! Несколько изначально запланированных дверных проемов были в итоге заколочены.

Итак, ответ на вопрос, каким образом проект Ропета, известного и востребованного архитектора, оказался в сильно переработанном виде воплощён в чухломских лесах, как представляется, лежит на поверхности, он очевиден. Мартьян Созонович Сазонов смог, в силу своих недюжинных способностей и большого опыта работы, приспособить знаковые для Ропета конструктивные элементы для своего задуманного и воплощённого в материале детища.

Терем в Асташово

Интересно читать экспертные мнения специалистов, причастных к реставрации.

Терем в Асташово

Например, плотник-реставратор Антон Мальцев в своем блоге делится некоторыми ценными наблюдениями. Некоторые мы приведем — полезно знать тем, кто тоже хочет строить свой терем smile
Итак, тёска очень типичная для XIX века — тесали за один проход. Сейчас это считается сложным приемом.

Терем в Асташово

Про терем нельзя сказать что он построен «без единого гвоздя». При разборке выявлено использование 13 типов гвоздей, 3 видов скоб и 2 типов шурупов. Скобы применялись в основном в кровельной конструкции и веранды. Гвозди встречаются везде, но есть как кованые, так и прокатные, а шурупы применялись при соединении элементов декора гребня на крыше, а также столярки и фурнитуры. Кстати, про хозяина терема Сазонова приходилось слышать легенду: «Плотник, закручивавший шуруп криво, получал расчет в тот же день».

Терем в Асташово

В пазах сруба на втором этаже проложена пакля..

Терем в Асташово

… а на первом этаже войлок. Причем предположительно шерсть верблюжья.

Терем в Асташово

Отношение к строительству выдают вот такие детали. Отверстие в войлоке под нагель вырезано точно по размеру.

Терем в Асташово

Пазы выбраны только топором, но точно повторяют окружность бревна. Треугольные пазы не увидишь на этом срубе.

Терем в Асташово

Чаши выполнены на столько тщательно, что почти блестят.

Терем в Асташово

Топор, обнаруженный в подвале, очень напоминает по форме описанный Рошефором как галичский, с характерно изогнутым носком.

Плотницкое ремесло тех времен — это высший пилотаж даже для наших современников. Имея сейчас в своем распоряжении самый разный инструмент, нынешним плотникам не перещеголять прошлых.

Терем в Асташово

Восстановление асташовского терема – один из самых сложных современных проектов в области деревянной реставрации в России. Терем был полностью разобран, затем собран обратно с заменой около 60% сгнивших бревен. Плохое состояние дома напрямую связано с отсутствием ремонтов по устранению протечек кровли на протяжении всего ХХ века. Было изготовлено несколько тысяч деталей резьбы на замену сгнившим. Восстановление некоторых несохранившихся элементов декора потребовало исследования старых фотографий, чертежей, следов, оставленных утерянными элементами резьбы на бревнах сруба.

Терем в Асташово

Терем в Асташово

И, конечно, самое интересное — зачем это надо инвестору? smile

А он и не скрывает: «В наших планах восстановить дом и создать на его базе гостевой дом и культурный центр, а так же Музей Крестьянских Историй. Костромская область — один из самых депрессивных регионов России, по которому катаклизмы 20 века — коллективизация, укрупнение, вымирание Нечерноземья — ударили наиболее глупым и жестоким образом. С другой стороны в Костромской глубинке, где вымерло более 80% деревень, сохранилось много удивительного. Прежде всего здесь еще местами сохранился тот уклад жизни, который стремительно исчезает под натиском современности. Мы хотим сохранить этот уклад не в музее а в действии — будем вести хозяйство, готовить в русской печи, попробуем сажать лен «.

И вы уже чувствуете, как терем натягивает леску интереса и подтаскивает вас к чухломскому лесу, на его грунтовки?

Не сопротивляйтесь — езжайте непременно.

Прикоснитесь к чуду деревянного зодчества и не меньшему чуду его реставрации — Россия богата лесом и светлыми головами, руками из плеч, но бедна такими счастливыми примерами спасения.

Дорога до терема, в которой тонули Камазы и автокраны, приведена в порядок. Но на ней по-прежнему следы волков и танцы тетеревов smile

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Терем в Асташово

Фото с сайта russkij-sever.livejournal.com..

Спасибо тебе, Андрей, за спасение этой красоты, за возможность видеть терем не грудой гнилых бревен, а как положено — с гребешками-петушками, каруселью и крылечками! smile

Терем в Асташово

Фото с сайта russkij-sever.livejournal.com.

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Мы побывали там в 10 января 2016 года

    Лесной терем — памятник деревянного зодчества русской архитектуры XIX века.

    Дороги зимой нормальные — проехали по зимнику без проблем, пути расчищены от самой Чухломы и до терема.

      • Где скачать книгу — незнаю, а вот коллекция из примерно 1100 фотографий памятников архитектуры Русского Севера Уильяма Брумфилда в хорошем качестве есть на рутрекере. По фамилии автора ищется их поиском легко.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here