Эта старинная усадьба на бывшей границе Владимирской и Костромской губерний и сегодня стоит между холмов и перелесков. Наградные земли таинственного князя Дмитрия Боброка, решившего исход Куликовой битвы, и приданое его упрямой внучки Марии Волынской. Сквозь поредевший парк из старых лип еще белеет трехэтажный каменный господский дом, построенный в конце XVIII века, как предполагается, по проекту известного архитектора Карла Бланка.
Не ищите на современной карте Ивановской области село Батыево. Оно не существует. Мы пробирались на старую шуйско-кинешемскую дорогу от городка Лух. Битый асфальт, деревеньки, лепящиеся к узким речкам с широкими камышовыми долинами. Проезжая село Филисово, которое будет у вас по правую руку, обратите внимание на храм. Когда вы, не съезжая с дороги, окажетесь в ближайшей к нему точке, оглянитесь налево.
Прямая, как стрела, километровая аллея летит как раз к господскому дому. Она наверняка еще помнит и мерное поскрипывание ременных рессор богатых экипажей, и шуршание песка под их колесами, и шелест юбок прогуливающихся дам, и спешный бег посыльного. Можно свернуть, если уверены, что ваш автомобиль преодолеет грунтовку.

Батыево: память места

Хотя аллея идет по старой насыпи, за годы без хозяина дренаж был нарушен, и в сырой сезон аллея являет собой сырую колею. Не уверены в автомобиле – идите пешком. Не пожалеете.

Батыево: память места

В XIV веке это был лесной край в редких заплатках полей да проплешинах болот. От старинного Луха бежали ниточки лесных дорог, которые соединяли городок с Шуей, Суздалем и Владимиром, а также волжскими Костромой и Ярославлем. Как появилось тут село Батыево – доподлинно неизвестно, но Батый, по мнению историков, никогда не заглядывал в этот край лично. В годы, когда татаро-монголы жгли Владимирское княжество, разъезды ордынцев могли доехать и до этих краев в поисках продовольствия. В любом случае, потом приезжали баскаки – сборщики дани, которые имели свои укрепленные дворы. И местность, которая потом называлась “Батыевым”, могла быть таким подворьем.
После победной Куликовой битвы 1380 года, исход которой решил засадный полк, которым командовал один из самых загадочных исторических персонажей той поры – Дмитрий Боброк, эти земли стали ему наградой. Именно Боброк слушал землю перед боем и предсказал, что ордынцы будут биты, но потери княжеского войска будут тяжкими. Большую часть Куликовской битвы Боброк провел в засаде.

Батыево: память места

Художник Михаил Шаньков. Куликовская битва. Засадный полк.

Боброк ловко выгадал момент и вбросил свежих конников в тыл ордынцев, смявших было русский строй. После боя Дмитрий Донской сказал Боброку: “Въистину, Дмитрие, не ложь твои примѣты, подобает ти всегда въеводою быти”. Хотя, думаю, уже на тот момент Боброк был воеводой – он брал Стародуб, Трубчевск, Брянск, ходил на Рязань, Волжскую Булгарию, обложив последнюю данью.

Батыево: память места

Художник Виктор Маторин. Герой Куликовской битвы Боброк – Волынец.

Про Боброка, который выехал на службу к нижегородскому князю из Волыни, написана не одна историческая статья. Боброк – герой и художественной литературы советского периода. Некоторые черты этого героя весьма интересны. То ли боярин, то ли волынский князь, он обладал знаниями тактики и стратегии. Кроме этого, якобы Боброк умел толковать птичий крик, звериный след, слушал землю и воду, знал огромное количество примет и потому слыл ведуном. Стоит отметить, что Дмитрий Донской выдал за Боброка свою сестру Анну. Потомки Дмитрия Михайловича стали зваться Волынскими.
Приезжал ли Боброк в эти леса сам – неизвестно. А может и наведывался, чтобы по-хозяйски потрясти своих тиунов-управляющих, да баловал себя соколиной охотой, которой и в следующие века славилась эта местность.
Батыево передавалось по наследству в роду Волынских, которые служили царям и все также роднились с ними. Информации о том, какой была усадьба в Батыево до строительства настоящего дома не осталось. Последним владельцем стал Артемий Волынский (1689 – 1740).

Батыево: память места

Художник неизвестен. Артемий Петрович Волынский.

Это был российский государственный деятель и дипломат петровской эпохи. Славился умом и хитростью, а также необузданным нравом и нетерпением к оппонентам. В 1719—1730 годах служил астраханским и казанским губернатором. В 1722 году упрочил своё положение браком с двоюродной сестрой Петра Первого. С 1738 года служит кабинет-министром императрицы Анны Иоанновны. Волынский не терпел фаворита царицы – немца Бирона, а потому взялся писать труды по государственному переустройству, а в промежутках пытался отжать от трона облепивших его немцев. Несмотря на всю свою хитрость и ушлость, Волынский проиграл – немцы обвинили его в попытке государственного переворота в пользу дочери императора Елизаветы Петровны. Артемий Петрович был арестован вместе со своими “заговорщиками”, подвергнут пыткам, в ходе которых все отрицал и никого не выдал. Был приговорен к посажению на кол. Анна Иоанновна явила милость и заменила эту смерть просто отсечением головы, что и было сделано. Имущество Волынских было конфисковано в пользу императрицы, а семья сослана. Чтобы искоренить Волынских, две дочери-девицы Анна и Мария в подростковом возрасте были пострижены в монашки, сын Пётр остался на руках родни.
Относительно Батыево нам интересна далекая внучка боевого Боброка, Мария Артемьевна Волынская, которая в 15 лет разом потеряла все – отца, семью, девичьи надежды и мечты, став в 15 лет монашкой далекого Енисейского Рождественского монастыря.

Батыево: память места

Художник Левицкий. Мария Артемьевна Волынская в юности. XVIII век.

В 1741 году к власти пришла Елизавета Петровна, которая вспомнила о Волынских. В 1742 году 17-летняя Мария была возвращена на жительство в Москву, а монашество снято. Императрица вернула ей часть имений отца, включая Батыево, в качестве причитающегося приданого и озаботилась судьбой девицы.
Внешне Мария была «не красавица и не дурна, но перед прочими невестами весьма богата». И в знатных женихах она рылась, как в сору, целых пять лет. К ней сватались сыновья графини Чернышовой, князья Голицыны, в 1745 году императрица хотела выдать её замуж за Петра Румянцева, но все женихи и коронованная сваха получили отказ. Кого ждала Мария Артемьевна? Возможно, ждала настоящего чувства. Дождалась в 1747 году в возрасте 22 лет, став женой Ивана Илларионовича Воронцова, отличавшегося, по мнению современников, душевной теплотой и мягким обхождением.

Батыево: память места

Художник Г. К. Преннер “Иван Воронцов. 1750 год”.

Батыево: память места

Художник Г. К. Преннер “Мария Воронцова 1750 год”.

Собственно, на этих портретах не просто владельцы Батыево, но и строители того самого усадебного дома, который сегодня еще можно видеть в имении. Брак был счастливым – в семье Воронцовых родились пятеро детей: два сына и три дочери.
Хотя имений у Воронцовых было немало, Батыево выделялось особо. Предположительно, именно тут родился и провел часть детства первенец счастливой пары, названный в честь казненного деда Артемием. Память счастливого времени заставила Воронцовых построить в Батыево в 1760 – 1770 годы невиданный по роскоши для такой глуши дом – трехэтажный классический особняк со всеми службами и обширным парком.

Батыево: память места

Художник Г. К. Преннер “Артемий, Анна и Евдокия Воронцовы. 1755 год”.

Батыево: память места

Художник Рокотов. Артемий Воронцов.

Кстати, Артемий Иванович был не просто первенцем и наследником своих родителей. Действительный тайный советник, сенатор и камергер Воронцов отличился не только на службе Отечеству. Он был крестным отцом светоча русской поэзии Александра Сергеевича Пушкина.
К строительству дома Воронцовы подошли с размахом, оставив нам целый перечень загадок. И имя архитектора – первая загадка дома. Ряд обстоятельств, например, личная дружба Воронцовых и Бланков, подсказывают, что проектировать усадьбу мог Карл Иванович Бланк. Иван Воронцов часто прибегал к услугам Бланка – например, тот проектировал еще один воронцовский дом в Белкино (Калужская область). А дом в Белкино являлся практически копией батыевского дома.
Главный дом был выстроен на высоком плато над рекой Визополь и занимает центральное положение в композиции комплекса. Главная ось дома расположена параллельно руслу речки. Этот каменный трехэтажный гигант будет следить за вашим приближением по главной аллее всем множеством своих черных глаз оконных проемов. Состояние его удручающее, но он точно жив. По крайней мере, он оставляет впечатление места, населенного какой-то невидимой человеческому глазу жизнью.

Батыево: память места

Батыево: память места

Кирпичный, оштукатуренный, почти квадратный в плане дом воспринимается как мощный куб, перекрытый четырехскатной крышей. Вполне характерный для эпохи классицизма архитектурный облик, в котором угадывается служебный характер помещений на первом этаже, парадный с самыми высокими потолками – на втором и частный – на третьем.
Из окон третьего этажа были далеко видны окрестности: желтеющие поля, синий лес, полоска дороги, ближнее Филисово и его церковка. Восточнее дома – обширный липовый парк, дурманящий в начале лета медовым ароматом цветения. Ради этого стоило держать в июне окна спален открытыми. Пусть липовый ветерок путается в тонких портьерах, чтобы подсластить час полуденного сна… Жаль, но до самого верхнего – слухового окошка уже не добраться. Лестниц не осталось, перекрытия обвалились. А между тем, объем дома осложнен пилястровым портиком ионического ордера, идущим на высоту второго и третьего этажей, с треугольным фронтоном, поднимающимся над венчающим карнизом дома.

Батыево: память места

Интерьеры второго этажа более высокие и парадные. Удивительно, но здесь под слоем штукатурки, в ходе исследовательских работ были обнаружены росписи стен изображавшие воинское обмундирование и другую боевую символику.

Батыево: память места

Фото с http://ojkumena-od.blogspot.ru.

Пологий сомкнутый свод центральной гостиной первого этажа опирался на арку. Здесь была расположена трехмаршевая лестница, связывающая приемную гостиную с парадной залой, ведущая в вышележащие этажи с парадными гостиными, связанными с помещениями боковых зон дома – обшитыми дубом кабинетами, непременной для того просвещенного века библиотекой, в которой на свет лампы когда-то отзывались тисненым золотом корешки старых книг. Еще читаются анфилады комнат, хоть по ним и не порхают мотыльками дети. Еще существуют сводчатые ниши в стенах, дававшие приют скульптурам или часам, которые каждую четверть часа устраивали мелодичный перезвон по залам, начиная с высоких будуарных ноток и заканчивая басовитыми кабинетными. Давно нет и следа наборного паркета, который щекотали атласными туфельками любители менуэтов и экосезов.

Батыево: память места

Батыево: память места

Батыево: память места

Фото с http://nechaev-evgeniy.livejournal.com.

Что помнят эти стены? Наверняка, они хотели бы помнить только свой блестящий галантный век императрицы Елизаветы со свойственной ему эстетикой рококо с её лёгкой игривостью и удовольствиями, а также привкусом утончённого гедонизма. Как во всех усадьбах того века, в Батыево тоже все служило просвещенному досугу.

Батыево: память места

Стены наверняка украшали портреты хозяев имения и их детей – Воронцовы очень любили живопись. Даже если оригиналы висели в более ближних к столице имениях или вообще столичном доме, в Батыево непременно были копии.

Батыево: память места

Художник Рокотов. Иван Илларионович Воронцов, хозяин Батыево.

Батыево: память места

Художник Рокотов. Мария Артемьевна Воронцова, хозяйка Батыево.

В доме стоит помнить, что перекрытия с каждым годом все опаснее. А потому уже не стоит искать возможность забраться выше первого этажа. Кстати, в доме был сводчатый подвал. Вход в него угадать несложно.

Батыево: память места

Покинув дом, стоит прогуляться по парку. Вокруг дома были разбиты многочисленные цветники. Сейчас же – заросли кустарника.

Батыево: память места

Парк имел первоначально регулярную планировку. Но позднее, регулярность была частично нарушена, и парк приобрел вид «а-ля» естественной рощи, массив которой пересекали изгибающиеся дорожки перетекающие одна в другую соединяющие между собой целую сеть полян и лужаек. Самым старым деревьям в парке около двух веков. Эту старую липу с пустотами даже выпилили – наверняка искали клад.

Батыево: память места

А между тем, в усадебном парке было немало романтических уголков. Все должно было способствовать душевному упокоению и увеселению хозяев. В ключевых точках парка устанавливались различные парковые сооружения, места расположения двух из которых – беседки и паркового павильона, удалось определить исследователям. Павильон стоял в глубине парка и к нему сходилось несколько дорожек и аллей. Беседка располагалась на южной границе парка на невысоком насыпном холмике и представляла собой небольшую ротонду. Из нее открывались перспективы окружающих пейзажей, и можно было наблюдать за работающими в поле крестьянами, пасущимся скотом и подъезжающими к усадьбе экипажами гостей.
Со стороны юго-западного фасада дома располагался парадный двор усадьбы. Были найдены следы четырех жилых и служебных флигелей, два хозяйственных строения. Флигели вместе с главным домом образовали каре парадного двора. Хозяйственные строения развивая и поддерживая главную композиционную ось комплекса усадьбы фланкировали въезд на двор со стороны большого «прошпекта» подходившего в Батыево со стороны торгового села Родников. Этот «прошпект» идущий через суходольные луга долины речки Визополь когда-то имел трехрядную обсадку березой, так что путешественник направляющийся в Батыево на протяжении полутора верст был укрыт от солнца и ветров плотной зеленой стеной. Именно на парадный двор подъезжали экипажи хозяев и гостей чтобы, освободившись от седоков, отправиться на временную стоянку в конюшни и каретник. Кстати, некоторые краеведы предполагают, что тут владельца Батыева могла навещать его просвещенная племянница – президент Российской Академии наук Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова.

Батыево: память места

Художник Левицкий. Екатерина Романовна Дашкова.

Места расположения конюшен XVIII – начала XIX века удалось обнаружить значительно восточнее парадного двора, где для содержания лошадей была организована специальная территория – левада, плотно обсаженная по периметру липами. Но к середине XIX века эти конюшни, видимо, пришли в негодность, и новые владельцы усадьбы решили соорудить их на новом месте, гораздо ближе к дому, к западу от парадного двора, вдоль дороги в сторону речки Визополь соединяющей усадьбу с деревней Слободкой и селом Филисово. Сейчас запруды и мостик образуют весьма красивую часть парка.

Батыево: память места

Батыево: память места

Батыево: память места

Деревня Слободка, расположенная на противоположном берегу речки – своеобразный элемент усадебного комплекса. При строительстве усадьбы ее планировка была изменена. Прежде компактно расположенную застройку деревни вытянули в одну линию и дома развернули фасадами на пруды и усадьбу. Создали декорацию пасторального представления. Милые деревенские домики, рабочая суета крестьян на противоположном берегу радовали глаз романтически настроенного барина и его гостей.

Батыево: память места

Согласно преданию, в доме Воронцовых в Батыеве почти полтора столетия хранился фамильный архив Волынских, содержащий ценнейшие документы царствований Петра Великого и его ближайших преемников. В начале 1870-х годов драматург и романист Алексей Потехин, почетный академик изящной словесности, увлекавшийся отечественной историей, нашел спрятанный в нежилой тогда усадьбе тайник, в котором хранились бумаги Волынского. Некоторые из обнаруженных источников он передал историку Михаилу Погодину. Вскоре в научных кругах разнеслась сенсационная новость – обнаружены ранее неизвестные данные о русской истории первой половины XVIII века, позволяющие значительно расширить представления о том времени, в том числе о существовании заговора русских патриотов против ненавистного Бирона. Однако вскоре Погодин умер, а Потехин вплоть до самой своей кончины в 1908 году так ничего и не опубликовал из своих батыевских находок. Они унесли в могилу тайну воронцовских усадеб. Судьба архива Волынского из бывшей воронцовской усадьбы до сих пор неизвестна.
Кстати, когда пойдете обратно, прогуляйтесь по аллее до Филисова и осмотрите церковь. В 1766 году иждивением графа Иван Илларионовича Воронцова была построена церковь Божьей Матери Введения во храм, «каменная, летняя, с каменною колокольнею и оградою». К настоящему времени из того воронцовского комплекса сохранилась только колокольня да более поздняя зимняя церковь, возведенная в 1807 году. Авторство как главного дома в Батыево, так и колокольни в Филисово неизвестно. Но ряд обстоятельств выдвигает в качестве главной кандидатуры – московского архитектора Карла Бланка. Мы выехали к Филисово полями, обогнув парк.

Батыево: память места

Колокольня впечатляет правильностью форм и гармоничностью.

Батыево: память места

Батыево: память места

После Воронцовых усадьбой владели Павленковы. Кстати, тут опять Батыево незримо связано с миром литературы: Гавриил Емельянович Павленков был женат на Елизавете Андреевне Берс, старшей сестре Софьи Андреевны Берс – жены Льва Николаевича Толстого. Стоит сказать, что брак Павленкова распался. Сам помещик питал страсть к породистым лошадям, которых и разводил.
С 1891 года до революции Батыевым владел подполковник Николай Алексеевич Поляков. При нем усадьба пришла в запустение. В советские годы дом Воронцовых был окончательно разграблен, пережил статус детского дома и школы. Закрыт с 1986 года. В 2004 году у дома появился хозяин – ивановский бизнесмен. Были проедены раскопки и исследования дома и парка, выявлены утраты. Новый помещик строил планы по реконструкции усадебного комплекса и устройству на его базе туристско-рекреационного центра. Однако до сих пор никаких следов реставрации в доме не замечено, что, безусловно, жаль.

Батыево: память места

Фото с http://nechaev-evgeniy.livejournal.com.

Потому так и стоит усадьба Воронцовых среди редеющего липового парка, ждет редкого любопытствующего, чтобы цеплять его репьями загадок, баюкать шорохом вековых лип. Дом-великан не упустит своего и испугает шорохами старинных коридоров, вздохнет ветром в каминной трубе и долго будет смотреть вслед редкому гостю своими черными глазницами окон. Оборачиваться не стоит. Говорят, иногда в окне парадного второго этажа видят белёсый силуэт. Наверняка, это госпожа Память.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Потехин никакой клад не находил. Документы Волынского ему передал управляющий имением.
    Погодин их опубликовал. Вот здесь можно ознакомиться: http://www.liveinternet.ru/users/1259518/post31911692

    Сам управляющий имением и его дочь стали прототипами повести Потехина “Иван да Марья”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here