Для большинства нижегородцев Чернышиха ассоциируется с колбасой из-за расположенного в окрестностях мясокомбината, для проезжающих – с маленьким рынком копченой рыбы и домашней конской казы. Здесь ничто не намекает, что островок старых деревьев на холме – старая дача семьи царского чиновника, в которой вырос советский композитор Александр Александрович Касьянов.

Свернув с М7 на Большое Мурашкино и Сергач и въезжая в Чернышиху, что стоит под горой на речке Китмар, редко, кто обращает внимание на вытянувшиеся слева по холму параллельно дороге старые липы. Это не лесок – это усадебный парк селения, которое уже не существует на картах – Малое Лебедево.

«Старший брат» деревеньки – Большое Лебедево – вполне себе сохранилось и даже имеет указатель как раз на фоне старых лип. Оба селения в XIX веке принадлежали дворянам Веселовским. В «Сведениях о населенных местах Нижегородской губернии», изданных в 1863 году в Малом Лебедеве всего 18 дворов, в которых живут 41 мужик и 47 баб. Данных о помещиках там нет, но в «Сведениях» за 1911 год упоминается помещик, владевший крепостными крестьянами до 1861 года — Василий Платонович Веселовский.

Сейчас Малое Лебедево вошло в состав Чернышихи и не имеет своей вывески.

На карте Менде 1850 года этот лист не очень хорошего качества, но и тогда этот квадрат был занят то ли усадьбой, то ли хутором. Малое Лебедево при этом оставалось деревней и не было даже сельцом – видимо, барин в имении не жил. Известно, что усадьба Веселовских позже была в Большом Лебедеве.

Василий Платонович Веселовский женился на дочери курмышского помещика, титулярного советника, владельца села Деяново (сегодня – Пильнинский район) Александра Петровича Шипилова и его второй жены, лютеранки Екатерины Ивановны (урожденной Мессинг) – Наталье Александровне (1836 – 1881). Шипиловы уделяли особое внимание воспитанию детей, прививали им любовь к наукам и музыке. Очевидно, и жених отвечал семейному представлению об образованности и интеллигентности.

Софья Александровна Ляпунова, урожденная Шипилова. Сестра бабушки композитора Александра Александровича Касьянова.

Родная сестра Натальи Александровны – Софья Александровна Шипилова (1825 – 1879) – вышла замуж за Михаила Васильевича Ляпунова и стала матерью двух крупных ученых: великого математика Александра Михайловича Ляпунова и выдающегося филолога Бориса Михайловича Ляпунова, а также выдающегося музыканта и композитора Сергея Михайловича Ляпунова. Большая семья жила в селе Болобонове (Пильнинский район).

В семье же Веселовских родились две дочери – Надежда и Софья. В материалах краеведов упоминается, что Надежда Васильевна Веселовская обучалась в Мариинской женской гимназии, в совершенстве знала французский и немецкий языки, была большой театралкой и отличной пианисткой, так как свободно читала ноты «с листа». Почти любой вечер в доме становился музыкальным, особенно, если были гости.

Надежда Васильевна Касьянова, урожденная Веселовская. Хозяйка усадьбы в Малом Лебедеве, мать композитора Касьянова. Фото из книги А. Мясниковой «Это знаменитое село Лысково».

Мужем Надежды Васильевны стал Александр Егорович Касьянов – потомок государственного крестьянина-однодворца и дворянки из Орловской губернии. Александр Егорович окончил московскую Петровско-Разумовскую (позже – Тимирязевскую) академию, а затем Лесохозяйственный институт в Киеве. Очевидно, был назначен в Макарьевский уезд служить чиновником по лесному ведомству, оказался в местном обществе и органично в него влился. Касьянов был музыкален (как отмечали потомки, «не менее 30 раз прослушал в Большом театре «Руслана и Людмилу»), любил петь, самостоятельно выучился играть на балалайке. Так что интересы молодых людей чудесным образом совпали.

С этим браком Касьяновы стали частью удивительного переплетения целого ряда помещичьих фамилий юго-восточной части Нижегородской губернии и примыкавшей к ней Симбирской.

Александр Егорович Касьянов, хозяин усадьбы в Малом Лебедеве. Отец композитора Касьянова. Фото из книги А. Мясниковой «Это знаменитое село Лысково».

В родственниках Касьяновых были не только упомянутые выше математик, филолог и музыкант Ляпуновы, но и знаменитый физиолог Иван Михайлович Сеченов, известный механик и кораблестроитель, математик академик Алексей Николаевич Крылов, знаменитый врач-офтальмолог Владимир Петрович Филатов. Туда же следует добавить Остафьевых, Ермоловых, Шипиловых. Кстати, к этому же ветвистому родословному древу принадлежит и знаменитый академик, физик, лауреат Нобелевской премии Петр Леонидович Капица.

Согласитесь, очень интересна история добрых взаимоотношений всех этих небогатых, но очень дружных семейств, растивших гениев, их переезды в гости друг к другу, забавные случаи, традиции. И Малое Лебедево, доставшееся Надежде Васильевне Касьяновой от отца, могло бы стать музеем, особенно на фоне уничтожения крестьянами остальных усадеб этого интеллигентного круга помещиков. Но очевидно, не станет…

Мы оставили автомобиль около рыбного рынка в Чернышихе и пошли пешком до бывшего Малого Лебедева. Не знаю, какой была речка Китмар при Касьяновых, но теперь это заросшее болотце в низинке. Тяжело представить, что дети бегали на нее купаться или ловить рыбу.

От автомобильной трассы в парк бежит пешеходная тропка, натоптанная местными жителями.

Первые деревья, которые встречают на подходе к парку – молодые яблоньки. По описанию, раньше в речной долине был барский сад, вымерзший в годы Великой Отечественной войны. Эти дички наверняка выросли случайно.

Две старые ветлы, посаженные очень близко друг к другу, сторожат угол барского парка и встречают каждого приходящего. Обилие желтых грибов в складках их стволов говорит о том, что деревья гибнут.

Сама тропка поднимается в парк к дому словно по траншее. Мысль о том, что это старый пробитый съезд, спотыкается о небольшую его ширину – слишком узко для экипажа. А потом попалась информация о том, что речная окраина парка была изуродована противотанковым рвом в годы войны. Может, это и есть его оплывшие остатки, приспособленные под тропку. Такое вот эхо…

Поднявшись в парк, мы вышли к барскому дому. Да, вот этот скромный рыжий одноэтажный домик и был помещичьей дачей. Некоторые воспоминания указывают, что дом был построен именно Касьяновыми для летнего времяпрепровождения семьи – просторный, с открытой верандой для чаепитий. На территории парка кроме дома были каретник, амбар и людская или кухня.

Касьяновы не были богатыми. Служба отнимала много времени у Александра Егоровича. В 1893 году он был избран председателем земской управы Макарьевского уезда Нижегородской губернии: занимался дорогами, школами и больницами, старался помогать людям и оставил после себя добрые воспоминания. Семья в эти годы жила в Лыскове, куда были переведены уездные ведомства, но некоторые дети Касьяновых были рождены в Болобонове. Очевидно, Надежда Васильевна перед родами предпочитала уехать к родным, которые могли позаботиться о ней и детях. Всего в семье Касьяновых родилось шестеро детей, но выжили только пятеро — братья Сергей, Александр, Юрий, Василий и сестра Мария.

Удивительно, но отец мечтал, чтобы череду из сыновей прервало рождение дочери, и даже придумал ей имя – Наташа.  Вот отрывки из летних писем Александра Егоровича еще беременной супруге:

«Завтра утром будет готова моя форма […] и завтра же вечером почтовым поездом по Брестской ж.д. я выеду в лагери […] надо поскучать и потерпеть два месяца, а там опять будем вместе – и ты, и сынок, и я …, Наташу даст Бог – и вот вся семья наша в сборе будет»…

«Обнимаю тебя и сыночка, целую дочку»…

… «ты со своей дочкой […] и с сыночком – это все, что я имею […] самого дорого в моей жизни!!!» (9 июня)

«Господи, как я вас люблю! … кому кланяюсь, кого целую. Сынка, тебя с дочкой обнимаю и целую».

Юлия Михайловна Мессинг, урожденная Климова

Но 30 августа родился сын, которого называли Александром. Его крестной стала родственница – обожавшая музыку тетка матери Юлия Михайловна Мессинг.

После Александра в семье Касьяновых появились еще два мальчика – Василий и Юрий. Мечта отца о «Наташке» отдалялась. Наконец, почти смирившись с неизбежностью увеличения семьи за счет сыновей, Александр Егорович в письме к жене от 12 декабря 1897 года заметил:

«По поводу награды моей Ляпуновы подтрунивали вчера надо мой, говоря, что раз у меня не Станислав, а Анна (ордена), то значит и ждать мне от тебя дочь, а не сына; я ответил… только если и будет дочь, то не Анна, а Наташка. Пятого же сына – что весьма вероятно – могу с досады и Станиславом назвать».

Дочь родилась в 1906 году и назвали ее Марией. До конца своих дней Александр Егорович сохранил к дочери исключительную привязанность.

Дача в Малом Лебедеве была для детей особым миром с играми и проказами – об этом были особо теплые воспоминания в письмах как самих подросших детей, так и состарившихся родителей. Дом в Малом Лебедеве был мал для приема гостей семьями, и Касьяновы сами ездили в гости – в Малое Шипилово и Болобоново. А еще до Волги всего 8 верст, и поездка – почти приключение. Обычно для ближней дороги запрягали линейку – длинный возок, на котором пассажиры сидели на длинных скамейках спина к спине. Кстати, будущий композитор мечтал стать речным капитаном.

Семья Касьяновых в роще у села Малое Шипилово. Фото из книги А. Мясниковой «Это знаменитое село Лысково»

Отец Александр Егорович сделал хорошую карьеру. В 1901 году он стал членом Нижегородского крестьянского присутствия, и семья переехала в Нижний Новгород.  Предмет особой любви в семье – рояль. При переездах о нем пеклись, как о живом. «Вели готовить под вещи телеги… Смотри, чтоб под рояль были бы устроены дроги особенно хорошо! Нужно, чтоб рояль был уложен на мягкое…», – писал Александр Егорович жене. Летом 1912 года семья переехала в Петербург. В 1915 году Касьянов стал действительным статским советником, заместителем министра земледелия России. Но дачу они не забывали.

Сыновья выбрали разные пути: Юрий стал юристом, Василий и Сергей – офицерами, а Александр – музыкантом и композитором.  Известно, что Василий был ранен в ходе Первой мировой войны и лечился в госпиталях столицы, где познакомился с великими княжнами, дочерями последнего русского царя – Ольгой, Татьяной, Марией и Анастасией. После излечения он вернулся в Малое Лебедево и получил на даче открытку с днем рождения, подписанную «ОТМА» – так подписывались царские дочери, соединяя первые буквы своих имен.

Александр же окончил в Нижнем Новгороде гимназию и музыкальную школу В. М. Цареградского, поступил в Петроградскую консерваторию, которую закончил в 1917 году по классу теории композиции под руководством Н. А. Соколова, затем на высшем курсе (при консерватории) занимался по классу фортепиано у своего дяди Сергея Михайловича Ляпунова. Почитайте биографию – замечательный и неординарный был человек. Кстати, занятия музыкой дали ему и верного друга – тоже музыканта, человека с интересной судьбой Бориса Леонидовича Жилинского. Его отец Леонид Паулинович Войшин-Мурдас-Жилинский был директором Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса – сейчас это здание занимает Законодательное собрание Нижегородской области и филармония.

Семья Войшин-Мурдас-Жилинских: Леонид Паулинович Войшин-Мурдас-Жилинский – сидит третий слева, его сын Борис Леонидович – стоит второй слева, Александр Александрович Касьянов – стоит крайний справа. Фото из архива семьи.

Революция не сразу смела семью Касьяновых. В первое советское время Александр Егорович заведовал высшими сельскохозяйственными учебными заведениями РСФСР, так как слыл отличным специалистом. Голодая в Петербурге и в Москве, он посылает деньги и посылки с продуктами и вещами в Лебедево с запиской: «Для ваших хозяйственных надобностей посылаю: свечей стеариновых 1 фунт, мыла 2 фунта, песку сахарного немного, вишен сушеных чуть-чуть. На нянину долю достал я изюму […] ситца и миткаля».

Александр Егорович был разжалован, а Надежде Васильевне не дали преподавать в школе, которая была открыта в их дачном доме в Малом Лебедеве. В 1924 году был арестован Александр Александрович Касьянов, отбывавший срок в Бутырке. В 1929 году был во второй раз арестован и расстрелян герой Первой мировой войны брат Василий. Арестован во второй раз и в 1938 году умер в тюрьме брат Юрий. Брат Сергей, полковник Деникинской армии, сумел эмигрировать в Бельгию, откуда через много лет писал Александру письма. Был арестован и муж сестры Марии – литературовед Владимир Комарович…

Сейчас в доме нет и следа прежнего дачного уюта: вещи пропали, открытая веранда разрушена, прежние печи сломаны. В советские годы в доме жила семья учителей, потом был детский сад и детский лагерь завода «Двигатель революции». Сами стены дома облиты противопожарной пеной, которая, может и спасает от огня, но абсолютно портит вид. За окнами – погром и мусор, но дверь закрыта на замок. Некоторые окна старой шестичастной расстекловки уже выбиты.

И все равно, приятно думать, что этот невзрачный домик видел счастье и помнит его, доживая свой век.

Почему-то каждый раз глаз цепляется за это слуховое окошко чердака. Прежде оно было полуциркулярным.

Впервые увидела дом я лет семь назад, за час до мартовского заката. Он выглядел как-то пободрее – стекла в окнах были целы, покраска не облезла.

Сейчас же дом явно сдал. Кто-то разбил себе огородик в касьяновской усадьбе и старательно выкосил траву.

На территории усадьбы еще стоит деревянный огромный сруб – говорят, старый амбар, еще барская постройка, со временем разжившаяся шиферной крышей вместо дранки.

Выше амбара по холму – чистая поляна. Говорят, что тут раньше были еще и букетные посадки лип, качели, что придавало парку особое очарование.

Мы решили пройтись по аллее, которую видно с автотрассы. Оказалось, что она состоит из лип и берез и имеет длину около 150 метров. Высажены деревья довольно плотно, ширина аллеи всего три метра – явно для ветрозащиты и пеших прогулок в тени.

Пройти по всей аллее нам не удалось. Чем ниже и ближе к реке, тем сильнее она зарастает молодым липняком, который никто не чистит. Дом из аллеи уже не видно. Заканчиваться аллея должна теми двумя ветлами, что мы видели в начале прогулки, но мы до них не добрались и вышли обратно на дорогу. Небо грозило дождем…

В Нижнем Новгороде на доме №40 по улице Пискунова висит мемориальная доска: “В этом здании Горьковской Государственной консерватории им. М.И. Глинки работал в 1947-1982 гг. народный артист СССР, профессор – Касьянов Александр Александрович”. На доме 15А по улице Минина тоже есть памятная доска «В этом доме с 1939 по 1982 год жил и работал композитор, Народный артист СССР, почетный гражданин города Горького Александр Александрович Касьянов». И даже одна нижегородская улица носит имя композитора Касьянова. А в парке и на доме, где он просто был счастлив, никакой доски нет и, судя по всему, не будет.

Александр Александрович Касьянов после отъема усадьбы лишь один раз посетил Малое Лебедево – в 1960-х годах. Его тогда спросили, почему он туда не приезжает. Композитор ответил: «Того, что там было, больше нет. То, что есть, — сейчас другое».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here