Мы все привыкли, что священные деревья выполняют светлые желания людей и принимают от них подарки. А этот 200-летний вяз глух к мирским просьбам, и его ветви не украшены ни одной лентой. Зато у него есть имя – Кургонсат или «Страшное одинокое дерево». Хотя старики говорят еще понятнее – «Дерево мёртвых».

Мы видели немало священных деревьев и именно это всегда объезжали стороной. А тут решили навестить. Подъезжать к Страшному дереву лучше по автодороге на Сергач со стороны Гагинского района Нижегородской области. Асфальт там плоховат, и лучше сбросить скорость, чтобы увидеть, как Дерево мёртвых парит над пейзажем.

Чуть не доезжая до Кочко-Пожарок, автодорога ныряет вниз, проходит через овраг с ручейком и идет вверх. Тут и будет грунтовая тропа вправо – к дереву. Дорожка по кромке поля накатанная, и уже через 100 метров вы увидите сначала макушку вяза, который будет являться вам постепенно, словно выходя из земли.

Мы оставили автомобиль и решили дойти до дерева пешком, но к нему не натоптано ни одной тропки. И вокруг дерева трава не примята. А виды там впечатляющие.

С этим священным деревом все не так – оно вообще не укладывается в те каноны, о которых прочитано столько книг и прослушано столько лекций по фольклору и краеведению.

Во-первых, это татарская святыня. А между тем, мы привыкли, что в деревья верят мордва, марийцы, чуваши, но у татар такого раньше не встречали. Удивительный культ для татарской земли.

Во-вторых, священным деревьям обычно не дают имен, но у этого дерева оно есть – Кургонсат. Или его еще называют Ялгыз агач, что по-русски звучит примерно так – «Страшное одинокое дерево».

В третьих, это древо – вяз, которым на юго-востоке Нижегородской области никого не удивить, но привычные священные деревья – обычно дубы, липы, березы и даже сосны. Вяз в таком качестве мы встретили первый раз.

По своему статусу это охраняемое дерево.  Его описание таково: «Высотой 12 м, диаметр ствола 0,7–1 м (овальный), возраст – около 200 лет, высота прикрепления кроны – 3 м, диаметр кроны – 8 м. Крона негустая, несколько угнетена. Имеются глубокие дупла и трещины, заполняемые водой».

Если сравнивать более ранние фото из сети – крона стала еще более редкой, и часть ветвей отмирает. В тот день был сильный ветер, но судя по кривой форме дерева, эти ветра тут господствуют, а местность открытая.

Говорится, что дерево фигурирует  в татарских сказаниях и легендах, а также литературных произведениях. Но мне не удалось найти ни одной цитаты в понятных источниках. Кроме рассказа о том, как в одном селе ограбили мечеть, началась погоня, и воры забросили украденные ковры на Кургонсат. Жители села не смогли перешагнуть через запреты и забрать ковры – те так и истлели от дождей и ветра, упав прахом у ствола Дерева мёртвых. Есть и традиционные рассказы о том, как погибли те, кто хотел дерево срубить под посевы.

Жители Сергачского района в курсе табу и стараются не посещать это дерево – выходит, что у него не только нельзя ничего брать, но и приносить. Говорят, что подходить к Кургонсату и говорить с ним могут только старики, так как они наиболее близки к Смерти. Старые люди могли просить лёгкой кончины в болезнях. Мы подходить не стали. И на всякий случай, вспомнив правила посещения сильных деревьев, не стали его обходить кругом.

А еще говорят, что ночью над ним нет звезд – только черное небо. Но зато только в темноте можно видеть, как летят к дереву души умерших. Проверять эту легенду совсем не хочется. Известно также, что в листве Дерева можно услышать шепот мёртвых душ. В день нашего посещения вяз не просто шептал, а кричал – у него довольно шумная на ветру крона.

Созвучие имени дерева со словом «курган», которое трактуется изначально, как «бугор над древней могилой», наводит на мысли. Возможно, на этой горе с прекрасными видами мог быть погребен  страшный или проклятый человек. Или могло произойти нечто такое, что народная память ассоциировала со страхом, смертью. Например, поражение в битве, массовая гибель или захоронение людей.

Встречалась в легенде другого народа такая казнь мёртвых, как посадка дерева на их могиле – чтобы корни растущего дерева разрушали прах. Логично в той сказке, что погибшие души могли оказаться в ветвях дерева и пророчить беду пришедшим.

Самая безобидная версия в том, что это дерево пограничное, и чтобы его не срубили, оно повязано со страшной историей. Как знать!

В любом случае, неуютненько от всего этого. И сухие ветки дерева похожи на седых змей.

А место – красивейшее. Кургонсат – как дозорный татарский воин, который тоже нёс смерть, но исключительно врагам. Всматривается в дорогу, по которой летят машины, и ехали мы, в том числе.

Тут много цветов и совсем не ощущается то, о чем нас предупреждали – упадок сил, головокружение, головная боль. А еще под ногами – ковер из листьев полевой земляники с брызгами кровавых ягод. Хотя на всех лугах по дороге торчат десятки собирателей ягод – тут ни души. Табу.

Тут только ветер и тени облаков, бегущих над полями. И шепот Дерева мёртвых. Кстати, хоть я ни во что особо не верю, мой заряженный на 100% свеженький аккумулятор фотоаппарата сел наполовину всего за 40 кадров Кургонсата…

Словом, Дерево производит сильное впечатление. Бесстрашным – рекомендуем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here