Пролёт по ладожским шхерам на катере из Сортавала с остановкой на южной части острова Хонкасало занимает всего три часа, но засядет в памяти навсегда. Поэтому, поймав изменчивое солнышко, отправляйтесь в водный трип, отложив прогулку по улицам. Увидите скальные громады, «бараньи лбы» и гранитные острова, напоминающие сказочного кита посреди моря.

Мы бывали в Сортавала несколько раз, бродили по улицам и каждый раз нам не хватало времени на водную прогулку по ладожским шхерам. Но летом-2020, проживая в Моторном, мы решили восполнить пробел. Нашли во ВКонтакте телефон капитана катера, созвонились и записались на прогулку. Правда, приехав к назначенному времени в Сортавала, мы попали в монотонный дождь и серую облачность, ветер гнал неплохую волну. Прогулка, по заверениям капитана, не отменялась, но мы-то хотели привезти домой немного фоточек. Поэтому извинились и отказались. А раз уж приехали в Сортавала, то пару часов под усилившимся дождем провели на вокзале, где наблюдали за маневрированием советских паровозов.

Через день мы опять были на сортавальском причале. На этот раз не записывались, а просто приехали и подошли к пришвартованным катерам, спросили, у кого есть свободные два места, нас записали ко времени, а мы пошли погулять. Помню, в тот день в городе не было воды, и туалеты были закрыты всюду, включая кафе. Туристы метались по городку в поисках возможности, поэтому полтора часа ожидания мы провели увлекательно и с огоньком.

К назначенному времени мы пришли на причал. Катер был рассчитан в среднем на десяток пассажиров. Закрытый тент катера надежно защищал от брызг и ветра, а также от видов, которые приходилось рассматривать в пластиковые оконца. Поэтому мы застегнули теплую одежду на все молнии и сразу заняли два места на корме катера. Там мы были открыты ветрам и брызгам, но зато видели красоту без слюдяного окошечка. Ну и не слышали пояснения капитана, так как он рассказывал только тем, что были рядом. Правда, его рассказы были крайне лаконичны, поэтому мы не сильно расстроились.

На движках здесь не экономят. Вот наш сосед по корме – четырехтактная Ямаха в 250 лошадей. На втором плане удаляющийся сортавальский причал.

А тут видны тучи того дня, но по всем прогнозам обещалось солнце. Кстати, стоит сказать, что выходим мы из залива Вакколахти озера Ляппяярви, которое на самом деле никакое не озеро, а просто часть Сортавальской губы Ладожского озера. Но названия прелесть. Вакколахти в переводе с финского вроде как «Борозда-залив», а Ляппяярви – «Клапан-озеро».

По левую руку был огромный остров Рие́ккаланса́ари («Греческий, православный остров»).  Первое упоминание острова содержится в Писцовой книге Водской пятины 1500 года, где на острове описаны Никольская церковь — центр Никольского Сердобольского погоста Корельского уезда, а также поселение Попов Берег (скорее всего, двор священника). Вот по этой церкви остров и получил своё название. Правда, мы ее еле смогли разглядеть – катер прошел далеко от берега.

В сети есть старые фото деревянного храма, который регулярно подновлялся. А заодно и отзывы, что вне службы внутрь попасть не удастся – притч строгий.

Елизавета Халлонблад, урожденная Сийтонен

Реконструкция столетней церкви прошла в 1890 – 1891 года на средства благотворительницы Елизаветы Халлонблад (1831-1907), дочери богатого сортавальского купца Ийваны Сийтонена. Семья Сийтоненов была православной, так как это всего лишь финский вариант фамилии Сидоровы.

 

Капитальным ремонтом занимался архитектор Йохан Оскар Леандер. Церковь была разобрана до основания и собрана заново почти в прежнем виде. И церковь, и колокольня получили новые фундаменты. Внешний вид не претерпел существенных изменений – была выполнена дощатая облицовка стен, остеклен ярус звона колокольни, изменены размеры и размещение некоторых окон. Церковь как была, так и осталась неотапливаемой.

Церковь св. Николая после ремонта 1890-1892 гг. Фото 1900-х гг. из книги: Краснолуцкий А. Ю. Сортавала
Церковь Николая Чудотворца на Риеккалансаари, 1930 – 1939

А по правую руку вскоре мы увидели бухту Юхтинлахти («Соединяющий залив»), на берегу мыса Таруниеми («Сказочный мыс»). В 1908–1910 годах архитектор Элиэль Сааринен построил здесь двухэтажный дом для сортавальского доктора Густава Йоханнеса Винтера (1868 – 1924).

Доктор Густав Йоханнес Винтер

Доктор получил прекрасное образование и с 1894 года вел в Сортавала практику по внутренним болезням, общей хирургии, офтальмологии и гинекологии, оперировал опухоли на щитовидке. Он добился строительства в городе новой прекрасно оборудованной больницы, увеличил число операций, так как нуждающихся в медпомощи было много.

 

А отдыхал доктор от хлопот именно здесь. Он был увлечен ландшафтным дизайном и потому собирал в своем саду растения из разных широт.

Доктор на даче

 

Элиэль Сааринен. Фото: из фондов Регионального музея Северного Приладожья

Стиль, в котором построена усадьба, определяют как финский национальный романтизм или северный модерн. Простота — авторский почерк молодого и талантливого архитектора Сааринена, который также построил банк в Сортавала. Вокзал и национальный музей в Хельсинки, а потом уехал в Америку, где строил высотки, школы, концертные залы, библиотеки, а в Детройте вместе с сыном Ээро – технический центр General Motors.

Сейчас дача доктора Винтера в частных руках. Насколько я поняла, это база отдыха. Не знаю, рады ли там туристам, которые хотят просто на экскурсию. Ведь посмотреть, судя по описаниям, есть на что: высокие лестницы из сердобольского гранита на террасу и в дом, светлый каминный зал, интерьер которого не изменился со времен Винтера, высокая деревянная лестница на второй этаж, где находились кабинет доктора, спальня, гостиная и комнаты для прислуги. Гостями Винтеров бывала чета Рерихов, которых покорила Ладога.

Дача доктора Винтера. Автор — Николай Попов, из книги «История архитектуры города Сортавала» Элиэль Сааринен. Фото: из фондов Регионального музея Северного Приладожья

 

От дачи доктора Винтера мы вышли в залив Тенкасаренселькя («Плёс острова Тенка»), названный так в честь маленького каменного острова в центре залива. Глубины в заливе более 20 м, место отлично защищено от ветров всех направлений и потому с древних времен считается хорошим местом для якорной стоянки.

А это первая скальная остановка – остров Хаавус («Осиновый»). Он расположен на выходе из протоки, которая соединяет Сортавала с открытой водой Ладожского озера. Остров довольно большой, но от материка его отделяет очень узкая протока, чьи берега соединяет мост. Сам перешеек густо усеян садовыми участками, а на самом острове аж три скалы. Так как мы подошли с восточной стороны, то видели берег горы Хауккариутта («Соколиный риф»). Высота скального берега достигает 40 метров. Стоит подойти на катере чуть ближе, как ощущаешь себя песчинкой рядом с этой гранитной мощью.

Прощаемся с Хаавусом и практически перпендикулярно пересекаем пролив.

И тут наше путешествие как-то внезапно сломалось и пошло, как оказалось, не совсем традиционным маршрутом. Катер полетел не на южный берег острова Хонкасало, где обещалась стоянка, а на северный – в пролив между островами Хонкасало («Сосновая глушь»), Лаукку («Сумка») и Риеккалансаари («Греческий остров»).

Эти острова разделены очень узкими протоками. Но зато в отличие от южной части острова Ханкосало, на его северной части, а также на всем острове Лаукку, преобладают лиственные леса. Это отличает его от других островов заповедника Ладожские шхеры. Здесь практически нет гранитных выступов, отполированных водой, которые на Ладоге называют «бараньи лбы».

Ширина протоки такова, что  начинает казаться, что летишь по нашей среднеполосной реке, а на берегах березки и осинки. Местами протока мелка настолько, что дно катера задевает то ли камни, то ли утонувшие стволы деревьев. Временами гидролифт поднимал лодочный мотор, чтобы не повредить его на банках-отмелях.

А вот и пролив Хонкасалонселькя. По идее нам должны были показать восточный берег острова Хонкасало и отклониться в сторону островов Орьятсаари и Карнетсаари (с финского «Вороний остров»). Но эти места, связанные с героями Калевалы мы не увидели. Зато прошли вдоль восточного берега Хонкасало.

Вообще зрение здорово играет с вами в этой прогулке. Иногда скала, поросшая разноцветным мхом или кустарниками, начинает казаться усеянной маленькими домиками с разноцветными крышами. А каменные спины «бараньих лбов» кажутся спинами огромных рыб, которые замерли, но заметно дышат.

А это одна из высоких скал в окрестностях острова Хонкасало. Как растут на ней сосны и березы, открытые всем ветрам, уму непостижимо.

А низкие скалы, спящие в воде и греющие свои хребты на июльском солнце – чисто киты. А высокие изумляют – каким же мог бы быть топор великана, высекавшего их.

А это крест на одном из островов. Кем и зачем поставлен – никто не объяснял. Возможно, повод был безрадостным, а, может, это просто повод лоб перекрестить в походе. Мог быть также приметой и ориентиром.

После этого наш катер зашел в маленькую бухту в южной части острова Хонкасало. Сюда приходят все прогулочные катера – вскоре около нашего встала еще парочка, высадив свои группы. Наш капитан показал нам начало тропинки, по которой можно подняться и посмотреть на бухту сверху. Он дал нам час на прогулку.

И первое, что мы увидели, поднявшись – гадюку. Она мирно спала на подушке из мха.

А потом мы уже осмотрелись. С небольшой скалы открывается красивый вид на бухту и на мыс Хонкасалоннокка («Клюв сосновой глуши»).

Конечно, подъем на эту скалу интересен, но не заменяет поход на древнюю 80-метровую скалу острова – Вахтимяки («Сторожевая гора»).  Эта достопримечательность острова находится на 1,5 км севернее нашей стоянки, на западном берегу Хонкасало. Учитывая рельеф и перепад высот, пройти можно все 10 км, а на это времени не было, и тропы мы не знали. Гора выполняла функцию сторожевого поста и поэтично описана в книге Юхи Тасканена «Семь морей Ладоги»:

«В годы лихолетий деревенский люд следил сверху за Ладогой, высматривая тени парусов. На этой горе терпели холод и страдали от жгучего солнца. Столетиями молодые обнимались здесь, опираясь на старые чахнущие деревья, и клялись в любви. Здесь судились, делили охотничьи угодья и спорили о православии востока и запада. Здесь сражались и убивали, бились секирами и мечами. Кровь окрашивала склон, когда труп скидывали на съедение воронам. Тысячелетиями человек взбирался на крышу Ладоги, чтобы ощутить своё величие и власть над Карельским морем».

А мы спустились в бухту и провели свободные после подъема полчаса у воды. Берега бухты – гладкие скалы «бараньи лбы», теплые от солнца.

Час в этом месте – это многовато, учитывая, что народ высаживают группами, далеко уйти страшненько, а сделать кадр без людей очень хочется.

Вот и мы покинули стоянку на скорости.

Когда вышли из бухты, ощутили, что переменчивая Ладога дает волну. Катер буквально прыгал, фотографировать стало трудно.

Вскоре мы увидели, что кроме ветра появилась облачность, а легкие облачка начали расти в высоту. Погода менялась.

На скорости проскакиваем деревянные опоры.

И уже через 10 минут мы в сортавальском порту. В целом прогулка очень интересная и своих денег стоит, но кое-какие уроки мы вынесли.

  • Красивые блогерские фоточки с закатами и рассветами над островами сделаны во время индивидуальных туров или самостоятельных поездок, а не этих прогулочных рейдов.
  • Бронировать места на катере можно в профильных сообществах в ВК, а можно и просто заявившись с утра в порт Сортавала. В любом случае, вам назначат время, а вы успеете погулять по городку, зайти в музей или перекусить – ситуация общепитом в городе улучшается с каждым годом.
  • Прогулку лучше планировать на солнечный день. Как только скрывается солнце, скалы и свинцовая вода дают слишком мрачную картину. При этом в такую погоду ощутимо холоднее.
  • Перед выходом в Ладогу надо всё же спрашивать капитана, куда он планирует вас свозить и что показать. Мне было жаль не увидеть легендарный Каарнетсаари («Вороний остров») со скалой Айно («Единственная»), чтобы вспомнить филфаковский курс скандинавской мифологии, «Калевала» и историю любви.
  • Одевайтесь теплее даже в разгар лета. На нашем катере были и те, кто замерз на ветру.
  • Осознанно выбирайте место для посадки в катере: выбор небогатый – будете или слышать, или видеть. Если на катере есть громкая связь по борту, то считайте себя счастливчиком.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

четыре × четыре =