Об этом местечке в Ленинградской области так много отзывов, что его впору назвать попсовым. Правда, вся информация о финских погребах пишется как под копирку. Мы заехали в Мичуринское на закате летнего дня, а найденные потом сведения оказались интереснее прежних.

Найти эти погреба очень просто: сворачиваете  с Новоприозёрского шоссе в сторону Мичуринского, а чуть въехав в населённый пункт, езжайте направо – на улицу Ивовую. Там через 300 метров в большом зеленом квадрате среди деревьев и отвалов дачного мусора стоят они, красавцы. Собственно, погреба чаще всего именуют «старыми овальными финскими амбарами». Иногда пишут, что построены они по технологии австрийского фермера Зеппа Хольцера, а в советские годы были картофелехранилищем или хлевом.

Но правды в этом только то, что они довоенные и финские. Овальная форма двухэтажной фасадной части обусловлена типовым проектом начала ХХ века. Амбарами, то есть помещениями для хранения зерна погреба никогда не были – там было слишком холодно и влажно. Хлевом служить они бы тоже не смогли – по той же причине. К тому же, следы пребывания животных были бы навеки запечатлены на стенах и полу. Ну, и наконец, Зепп Хольцер не мог поделиться своей технологией с финнами в 1930-х, так как родился в 1942 году. Вот такая путаница.

Заметно, что местные не очень-то берегут погреба. Утилитарные, но все равно очень интересные бетонные сооружения с кирпичной облицовкой уже заметно пострадали от вандалов. Находиться там вечером было неуютно. Внутри темно и прохладно, а учитывая, что есть открытые люки вниз, без фонарика лучше не заходить.

Кстати, внутри вот такая интересная лестница из плит и без перил.

Эти фасады, обращенные к посёлку, наиболее симпатичные и похожи на домики хоббитов – крыши покрыты мхом, на земляных холмах заросли папоротника. Вокруг – практически лес. Кстати, погреба и строили в тенистых местах, чтобы им меньше доставалось солнечных лучей. Выступающие части сооружения обычно белили, чтобы те меньше нагревались. На втором этаже небольшие окошки, которые служили, в том числе, и вентиляцией.

Над входом в один из погребов виден герб со скрещёнными топорами. Это новодел – нарисовали в 2014 году к съемкам фильма-сказки «Самый рыжий лис» по сценарию Александры Стреляной.

А это кадры из сказки. Видно, что и деревянные балки на фасаде в стиле фахверк – декорация со времен съемок фильма.

Мы решили обойти погреба вокруг и посмотреть, как они выглядят с другой стороны. Длина погребов большая – около 50 метров.

Оказалось, что на другую сторону выходит только второй этаж, а общий вид значительно скромнее.  Правда, ворота оказались такие же широкие – под погрузку-разгрузку. Состояние удручающее, конечно.

А теперь немного истории. Мичуринское до 1947 года носило финское название Valkjärvi и было финским посёлком. Название переводится как «Белое озеро» – также назывался и водоём. Правда, судя по довоенной карте, местечко с амбарами было хутором Hampaala (не путать с одноимённой деревней на берегу Морозовского озера, ставшей деревней Петриченко). Неподалёку также были хутора Kuusela или Vilskala. Кому из них могли бы принадлежали погреба – неизвестно. Но глядя на размеры сооружения, трудно сказать, какого же богатства должна быть финская коммуна, чтобы заготавливать столько провианта. Поэтому версия, что погреба построены в комплексе с железной дорогой и были казёнными, кажется наиболее правдоподобной.

Вообще, первая железная дорога, прошедшая по Карельскому перешейку и соединившая Санкт-Петербург с Выборгом (Viipuri) была открыта для движения поездов в 1870 году. К концу 1893 года построили ещё и ветку от Выборга к Сортавала через деревню Антреа (ныне город Каменногорск). А в 1920-х возникла идея о строительстве новой железной дороги до самой Ладоги – от Виипури через волость Эюряпяя (Барышево), Пуннус (Красноозёрное) и Валкъярви (Мичуринское). Дорога была актуальна для любых целей. В военные годы она помогала бы забрасывать силы к приграничному с СССР району. А в мирное время дорога служила бы экономике – по берегам полноводной Вуоксы, а также на озёрах располагалось много крестьянских хозяйств, ферм и лесопильных заводов. В 1925 году принимается положительное решение, и, спустя несколько месяцев, начинаются изыскательские работы. К 1930 году дорогу от Выборга дотянули до Валкъярви (Мичуринское).

Поезда по этой дороге ходили до 17 июня 1944 года. После войны земля отошла СССР. Железную дорогу, разрушенную во время войны, восстанавливать не стали. Оставшиеся рельсы разобрали, а станция, вместе с постройками стала пионерским лагерем. На сегодня сооружения бывшей станции Валкъярви разрушились либо сгорели.

На этом довоенном фото можно разглядеть некоторые детали: четыре пути, чистенький вокзальчик с газонами, пассажирский поезд. В левом углу снимка виден пиломатериал, подготовленный для погрузки, и товарный вагон. А на переднем плане – тележка с двумя молочными бидонами примерно на 30 литров каждый. Возможно, кому-то будет отправлена эта приятная во все времена посылка.

А вот кадр эвакуации с этого вокзала в 1944 году. Вывозят коров. А где много коров, там наверняка было любимое финское производство – маслозавод. Удивительно, но все рецепты финской кухни основаны на применении именно сливочного масла – масличные культуры у них вроде бы и не возделывались, поэтому спрос был всегда. Например, в Ихала с открытием железнодорожной станции появилось и акционерное производство масла, которое бочонками хранили в ледниках и отгружали на продажу. Могло ли такое быть в Валкъярви? Вполне.

Можно, конечно, возразить – от погребов до железной дороги далековато. Но на старых картах ветка продолжалась от вокзала на современной лице Железнодорожной параллельно берегу озера еще примерно на 3,6 км как раз до улицы Ивовой, на которую мы сворачивали к погребам! Разумеется, это могло касаться планов построить дорогу до следующей станции в направлении к Ладоге. А могло входить и в оборудование существовавшей станции в Валкъярви.

Известно, что погреба подобной конструкции использовались для хранения скоропортящейся продукции – мяса, масла, рыбы. Именно первый этаж, чьи ворота были обращены в сторону железной дороги и погрузочной площадки, хранил продукцию. Лёд же загружали на второй этаж – это так называемое «нижнее хранение». Где брали лёд? На озере, до которого 800 метров – пилили и завозили с зимы, складировали, следили за проветриванием и системой дренажа для талой воды. Кстати, в городах лёд хозяйкам для своих погребов приходилось покупать по сдельной цене у ледорубов и ледоколов с доставкой.

Заготовка льда на Неве. Фото до 1917 года

Вот в этой замечательной книге есть подробные описания ледников, их устройство и уход за ними. Составлена книга по инициативе Холодильного Комитета инженером-технологом Станиславом Соколовским. Издание вышло в свет  в Санкт-Петербурге в 1910 году, снабжено 17 рисунками в тексте и 14-ю отдельными таблицами чертежей.

А вот вам версия, для чего окошки на переднем фасаде второго этажа – не только для вентиляции, но и для ледового подъемника.

А вот в разрезе погреб с верхним льдом – внизу, заглубленная в землю часть с продукцией.

Для транспортировки скоропортящихся продуктов применялись вагоны-рефрижераторы, которые тогда имели двойные стенки, между которыми засыпался лед с крупной солью или обычные вагоны с емкостями под товар и лёд. Разумеется, такие большие погреба могли аккумулировать несколько видов продукции, которая поступала если не с централизованного производства, то с разных крестьянских подворий, которые были заинтересованы в вывозе и продаже.

А если вам не очень нравится эта версия использования погребов, то есть и другая – в Валкъярви в 1930-е года располагались казармы второго финского егерского батальона. Кормить сотни солдат – тоже понятная цель для погребов.

Главные ворота JP2. Башня котельной видна на заднем плане, 1925 – 1938 годы
Казармы 2-го егерского батальона в Валкъярви, 1935 год

 В советские годы склады использовались под хранение картофеля и других овощей.

Если захотите посетить финские погреба – вот координаты GPS: 60°34’21.9″N 29°53’40.1″E

И бонус – старый финский мост через речку Бегуновку

На реке Бегуновка (по-фински Илменйоки) в Приозерском районе Ленинградской области стоит брошенный однопролетный мост, построенный еще финнами. Он сложен из гранитных блоков в 1925 году и имел раньше каменные столбики-ограждения по краям. Сейчас мост не используется, ограждения сброшены в реку, а само полотно начинают разбирать по камушку. Мост не используется – современная автодорога идёт по современному мосту, который расположен параллельно.

Находящийся рядом посёлок Севастьяново ранее носил название Коукола – это финское произношение карельского имени Кавголо. Кавгол Тимошкин – так в писцовых новгородских книгах от 1568 года звался хозяин дома на месте поселка.

Если захотите увидеть старинный мост,  координаты GPS: 61°05’00.9″N 29°49’41.7″E

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

семь + 3 =