Улица Красноармейская (бывшая Успенская), №5 – дом купчихи Гладковой

Каменный дом Гладковых был построен в 1832 году и явно был надстроен и расширен позже – даже третий его этаж смотрится искусственно. Дом приписывается купчихе Юлии Васильевне Гладковой, вдове купца Андриана Ивановича Гладкова (1828 – 1893). Купец оставил наследство не только своим пяти детям, но и бедным жителям Мурома: с капитала в 3000 рублей «проценты должны быть выдаваемы бедным жителям города пред праздниками Рождества Христова, Святой Пасхи и в день 26 августа ежегодно – по 1 рублю на каждого бедного». С вклада в 2000 рублей проценты должны были употребляться на выдачу в замужество одной бедной невесты-бесприданницы города Мурома по жребию ежегодно 26 августа.

На первом этаже хороший сувенирный магазинчик.

Улица Красноармейская (бывшая Успенская), №7 – дом купца Ермакова

Этот бледно-желтый кубик дома вряд ли заинтересует вас с первого взгляда. В этом особняке с растесанными окнами, скудными украшениями и ставшими бесформенными бетонными львами на воротах, жил самый известный глава Мурома – купец и благотворитель Алексей Васильевич Ермаков (1798 – 1869). Это он подарил городу целый ряд социальных учреждений и самое главное – водопровод.

Алексей Васильевич Ермаков

В воспоминаниях знаменитой русской актрисы Пелагеи Стрепетовой о благоустройстве города говорится: «Каково же было наше изумление, когда мы въехавши в Муром нашли …небольшой чистенький, милый городок, прекрасно вымощенный, с фонтанами на площадях, с водопоями для деревенских лошадей, прибывающих сюда в довольно изрядном количестве в базарные дни».

Удивительно, но Ермаков, чьими стараниями небольшой уездный Муром во второй половине XIX века встал по своему развитию в один ряд со многими губернскими городами, не был уроженцем этого города. Алексей Васильевич был человеком приезжим. Он родился он в 1798 году в купеческо-мещанской семье среднего достатка в Челябинске Оренбургской губернии.  В Муром Ермаков приехал с супругой Марией Евфимьевной в 1847 году уже богатым человеком в возрасте почти 50 лет. Ермаков занялся здесь торговлей, за несколько лет стал купцом первой гильдии, влиятельным и уважаемым человеком. У Ермаковых не было детей, а потому чета тяготела к общественной деятельности и заботе о других. Став попечителем городской больницы, например, Алексей Васильевич жаловал деньги не только на различные приобретения, но и на новое строительство. Ермаков стал основателем женского училища, затем преобразованного в гимназию. Он построил на свои средства двухэтажный каменный дом для живших при Троицком монастыре женщин. И неудивительно, что именно Алексея Васильевича в 1862 году избрали городским головой. Памятник главе города, подарившему Мурому водопровод стоит в сквере на фоне водонапорной башни.

Личной информации о Ермакове практически не встречается. Судя по большому дому и львам на воротах, Алексей Васильевич свой статус поддерживал. Эти ворота  и еле различимые львы наверняка помнят и выезд экипажа, и ворчание старого дворника, и посвист хозяйского кучера…

Однако остается несколько открытых вопросов – почему Ермаков приехал в Муром, и на чем он разбогател? Есть несколько догадок.

Алексей Васильевич не был представителем богатой семьи, и по молодости пошел в чиновники – очевидно, он был образован, и была нужда в регулярном жаловании. К тому же в 19 лет Ермаков женился в Кыштыме на  Марии Евфимьевне Наседкиной, чей отец был, как пишут,  «приказчиком». Однако если полистать источники, то можно узнать, что тесть Евфимий Наседкин, был поверенным, то есть юристом известных уральских старообрядцев купцов-миллионеров  Расторгуева и Харитонова, владевших железоделательными заводами. Есть исторические записи о роли Наседкина в их делах. Например, эта: « …Пермский поверенный купцов Расторгуева и Харитонова Наседкин раздал взяток за период с 1812 по 1826 гг. на сумму 61 920 рублей». В дальнейшем Ермаков работал управляющим у золотопромышленника, филантропа и масона Ивана Базилевского, а затем у такого же богача российского масштаба, старообрядца и «царя откупщиков» Василия Кокорева. Отсюда умение вести дела, связи и богатство. Правда, отчего для жизни уже немолодой Ермаков выбрал именно Муром – пока непонятно. Возможно, устал служить, захотел жить сам и не на заводах. Детей у Ермаковых не было – попадалось где-то упоминание, что умирали младенцами – частое явление в ту эпоху…

Во второй половине XIX века дом перешел во владение муромского купца первой гильдии Зворыкина-Торского – наследников у Ермаковых не было. Этот дом – не самый красивый в Муроме, но один из тех, что нужно увидеть.

Улица Красноармейская (бывшая Успенская), №19 – 25 – Дом товарищества Муромской мануфактуры льняных изделий, лавка и дома купцов Суздальцевых.

Ради этого комплекса зданий на нечетной стороне улицы сюда точно нужно дошагать. Состояние их не радует, а потому не надо откладывать визит.

Это здание было построено в 1880 году, и сегодня его бы назвали офисом. Товарищество Муромской мануфактуры льняных изделий было основано в 1879 в Дмитриевской слободе под Муромом потомственным почетным гражданином Николаем Васильевичем Суздальцевым. К 1914 году оно владело льнопрядильной фабрикой, которая насчитывала 9024 прядильных и 2416 крутильных веретен. Численность рабочих – 980 человек. Основной капитал составлял 500 тыс. руб. (100 паев по 5000 руб.), баланс – 2 607 467 руб., дивиденд – 10%. Правление составляли братья Суздальцевы.

Имена у Суздальцевых повторялись из поколения в поколение, поэтому встречались и полные тезки. Это, конечно, создает некоторую путаницу при попытке понять, кто же кем был.

Директором-распорядителем и главным его руководителем в товариществе с 1892 года состоял потомственный почетный гражданин Николай Васильевич Суздальцев, состоявший еще и гласным городской думы с 1884 года, гласным Муромского уездного земского собрания. Имел орден св. Анны 3-й степени, 4 золотых и несколько серебряных медалей.

Суздальцев Федор Васильевич состоял директором товарищества, имел льноткацкую фабрику и занимал посты гласного городской думы, председателя городской подотчетной комиссии с 1902 года.

Суздальцев Василий Васильевич служил директором товарищества и состоял гласным Муромской городской думы.

Рядом с конторой Товарищества, под №21 – «палатка Суздальцева». То ли маленькая лавка при конторе, то ли служебное помещение.

Следующий за лавкой – дом под №23 – «дом Суздальцева». Сейчас этот дом в наиболее плачевном состоянии из всего комплекса строений.

А вот следующий дом с колоннами – именно усадьба по богатству и архитектурной амбиции. И принадлежала она Федору Василевичу Суздальцеву, который приобрел ее в 1840-х годах. Правда, в одном реестре дом приписывается Зворыкиным, но, думаю, это все же ошибка – Зворыкины жили в соседях.

Сохранился и портрет владельца дома в середине XIX века. Близко посаженные глаза и крупный нос, спокойное умное лицо, стрижка «в скобку». Федор Васильевич Суздальцев становится городским головою за отказом купца Ермакова занять эту должность. С городским хозяйством он был знаком на практике, а не только потому, что городскими головами были его отец и брат. Он сам с 1848 года являлся бургомистром в городовом магистрате. Федор Васильевич был женат дважды, и вторая жена была старше его дочери от первого брака всего на два года. Он редко выезжал из Мурома, занимаясь торговлей полотнами и хлебом. Его полотняная фабрика находилась в Воскресенском овраге. Большое семейство проживало в двухэтажном каменном доме с колоннами по Успенской улице.

Федор Васильевич Суздальцев. Художник И. Морозов. 1835 г. Фотокопия Н. Сажина, 1890-е гг

Улица Красноармейская (бывшая Успенская), №27 – Дом Зворыкиных.

Нарядный сосед Суздальцевых с кокошниками парадного этажа и растесанными окнами антресолей – как раз через проулок, ведущий к Штапскому оврагу. Дом первой половины XIX века принадлежал Козьме Алексеевичу Зворыкину – крупному хлеботорговцу и директору Муромского городского общественного банка (с 1903 года). Какое волевое лицо, прищур умных глаз!

Козьма Алексеевич Зворыкин, 1890-е
Козьма Алексеевич Зворыкин с сыном Николаем, студентом Петербургского технологического университета
Семья Зворыкиных. Изобретатель телевидения Владимир Зворыкин первый во втором ряду слева, его отец – первый в первом ряду справа. 1910 г. Из собрания Муромского музея.

Дом, судя по всему, мог использоваться, как доходный, так как семья жила в своей усадьбе на сегодняшней Первомайской. Изобретатель телевидения Владимир Кузьмич Зворыкин вспоминает о своем отце, Кузьме Алексеевиче:

«Отцом он был прекрасным, но, ведя одновременно множество разных дел, не мог уделять детям достаточного внимания. Виделись мы, в основном, только за общими семейными трапезами или в церкви, куда, по его настоянию, ходили неукоснительно. Ни один важный семейный вопрос не решался без участия отца, и только хозяйством и домом мать ведала самостоятельно. К нему за помощью она обращалась в исключительных случаях – чаще всего, когда не могла управиться с кем-нибудь из нас».

Улица Коммунистическая (бывшая Ивановская), №1 – дом купца Александра Николаевича Константинова.

В XIX веке это был особняк купца второй гильдии, Александра Николаевича Константинова. Место – прямо у Троицкого монастыря, на площади, то есть довольно престижное. И сам дом – двухэтажный с антресолями. Вот этот дом виден в центре снимка – он стоит боком. Дорога так и делает в этом месте «коленце».

А на этом снимке дом Константиновых – крайний левый и срезан, но место все равно хорошо просматривается. На первом плане – утраченный храм Иоанна Предтечи, давший название улице Ивановской.

Здесь 25 декабря 1898 года родился и провёл юность Народный артист СССР, лауреат Государственной премии Пётр Александрович Константинов. В 1909—1917 годах он учился в Муромском реальном училище, затем уехал в Москву и более полувека прослужил на сценах театра Советской Армии и Малого театра, сыграл немало ролей в советском кино.

Актер Петр Александрович Константинов

Остальные дома по бывшей Ивановской весьма скромны – практически типичная застройка. Но ее сохранение еще дает туристам ощущение старого города.

А это дом купца Нехорошева, но мы вернемся к этому семейству, когда дойдем до улицы Карла Маркса, где и стоял, по воспоминаниям потомков, семейный домик – гораздо скромнее этого красавца.

Завершалась Ивановская ремесленной слободкой – так и называется продолжение улицы.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Потрясающе! Была в Муроме раза четыре, но даже в голову не приходило, что есть и светская ЖЗЛ города. Теперь поеду гулять туда весной с вашими закладками и картой. А какие лица у людей! Спасибо за текст и фото. Мой прадед тоже из Мурома, но фото не сохранились, а то я бы вам прислала.

  2. Спасибо за интересный рассказ о родном городе с необычных ракурсов! Фамилии все знакомые, мимо домов хожено-перехожено, но и тут нашли что-то новенькое! Так держать!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here