Один из самых любимых праздников крестьянской Руси — Никола Зимний. Этот день православного святого настоян на таком количестве языческих верований, что уже трудно понять, кого же наши деды чествовали — Святого Николая, скотьего бога Велеса или потустороннее божество смерти Деда Мороза :)

Николиным днем завершается целое декабрьское звено праздников, связанных в народной памяти с различными поверьями, обычаями и сказаниями. Хоть великомученица Варвара «мосты домащивает», а за ней святой Савва «гвозди вострит да реки салит», а все таки, «Хвали зиму после Николина дня!»

Николай Чудотворец — любимый народный святой, которого также называли «Мужицкий Бог». Ему молились путники и моряки, пастухи и земледельцы, матери больных чад и сами немощные. Он же Чудотворец, Угодник, а значит, добрый и слышит каждого. В народе даже бытовала легенда, что он и должен был стать Спасом, да отказался из скромности. Могущество этого святого считалось почти беспредельным. Иностранцы констатировали, что русские воздают Святому Николаю поклонение, приличествующее самому Иисусу Христу: «Николу … аки Бога почитают православнии». Поволжские и сибирские народы России также именовали его «Никола — Русский Бог». И на иконах он писан особо: строгое, но доброе лицо. Пожалуй, даже самое доброе из всего сонма святых.

Надо ли говорить, что в старину в селах, где храмы или их пределы были посвящены Николаю Угоднику, широко отмечали его день молебнами и застольями.

Помимо морозов на Николин день полагалась ярмарка. Она разворачивалась на сельской площади неподалеку от храма. Конечно, это вам не теплый май, а потому недельное широкое гулянье, да еще и в пост, случиться не могло — угощались постным, ночевали на теплом постое.

На Никольских ярмарках никто не боялся мошенничества – верили, что среди шумной людской толпы ходит сам Угодник, следит за всеми, помогает бедным и наказывает обманщиков и проходимцев. В фольклорных записках из всех святых чаще всего упоминается именно Николай Угодник, который являлся стариком, просил помощи и щедро вознаграждал откликнувшихся. Или наоборот наказывал черствых сердцем людей. Малым детям он виделся добрым стариком и непременно чем-то одаривал. Сохранились рассказы даже советского периода о встрече со странным дедом, который внезапно появлялся и также внезапно исчезал…

Главным товаром на Никольских зимних ярмарках был хлеб, который свозили по уже устоявшемуся санному пути. Как правило, на зерно и прочие плоды земледелия к тому времени устанавливалась окончательная цена: была рассчитана потребность, оценен собранный урожай, выявлены излишки. Так и говорили: «Никольский торг – всему указ», «Цены на хлеб строит Никольский торг». Кроме хлеба торговали традиционными товарами — сбруей, горшками, щепным товаром, мороженой рыбой, мануфактурой, сластями и мелочью. Если в селе был трактир — можно было и выпить с мороза, и закусить. Или погонять чаю у трактирного самоварчика.

На вырученные от торга деньги было принято покупать гостинцы — в первую очередь старшим в семье: деду, бабке, родителям. Святой Угодник сам был стариком, а потому им и был первый почет. Посетив ярмарку, продав товар, получив деньги, запасшись всевозможными угощениями, крестьяне устраивали праздничные гуляния, главными особенностями которых были хождение в гости и совместные застолья. Затягивалось народное празднование, именуемое в народе Никольщиной, дня на три. По традиции, на Николу зимнего все родственники собирались в доме самого старшего в роду – большака. Вместе варили пиво, выставляли брагу из нового зерна, пекли пироги, вскладчину покупали угощения.

На Николу зимнего молодежь начинала готовиться к святкам — закупала гостинцы, договаривалась с одинокой хозяйкой об уступке ее избы на святочную неделю под гуляние, заготавливала лучину, начинала мастерить маски на колядки.

Ещё в XIX веке на Николу Зимнего существовал обычай — мальчики ходили по домам и славили Николу пением духовных стихов в его честь, как на колядках. Мальчишкам надо было подавать сласти и мелкие монеты.

А теперь самое интересное. Что общего у Святого Николая и языческого Велеса в народной вере? А общего немало. Оба покровительствуют торгу и хозяйству. Оба испытуют морозами. Оба — водчие по всем путям и покровители путешествующих. Оба излечивают просящих о здоровье. Оба имеют отношение к культу воды. Оба изображались бородатым стариком. Оба могли как помочь, так и наказать. И оба причастны к потустороннему миру.

Кстати, веселый зимний праздник Николы — это дата его смерти. Но в празднике нет никакой печали, хоть на стол и выставляют сакральные блины, мед, брагу или пиво. И почитание стариков, которым суждено скоро перебраться в велесово царство — это просто дань уважения смерти.

Еще один зимний старик — Дед Мороз, чей изначальный образ далек от добряка с подарками для детишек. Это божество смерти, которая всегда ассоциировалась с зимой и ее неумолимыми морозами, забирающими жизни людей и скота. Раньше так и говорили о тех, кто заблудился в пургу, не услышал сельский колокол да и сгинул — «Мороз прибрал». Смерть на морозе — это сон, когда зимнее божество вынимает душу из тела и кладет ее в свой студеный мешок. А вы думали, у Деда Мороза мешок для подарков? Ха! Мороза задабривали на святки, ставили ему угощение, просили не трогать людей и скот, боялись прогневать, сломав бахрому сосулек с крыши.

Словом, трехдневная Никольщина в старину — чудесный праздник, замешанный на православии и настоянный на старой людской вере в чудеса и дедовых богов. Интересно, вспоминают ли в эти дни старые тракты скрип полозьев от саней, спешащих на Никольскую ярмарку? Слышится ли в лесной чаще или продуваемых ветрами полях колокольчики и храп лошадей? Помнят ли сельские площади веселый зимний торг, такой нечаянный среди поста?

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here