Окрестности Суздаля – это целая Вселенная с разбегом минимум в тысячелетие. Там такой вековой микс, что мурашки по спине. Сёла IX века, церкви на старых капищах, дворянские усадьбы, реки с языческими именами. Там до сих пор растёт хлеб – прямо поверх курганов с мёртвыми, чьи руки уже тысячу лет сжимают оружие. На этот раз мы проехали по маршруту Суздаль – Кибол – Кистыш –  Шекшово – Петровский – поле под Гнездиловым. 

Это уже не первая наша поездка по суздальскому Ополью. Вот здесь можно почитать про поездку в Кидекшу, Воскресенскую слободку, Весь и Черниж. На этот раз у нас была половина солнечного октябрьского денька. Хотелось проехать больше, но в каждом из этих мест хотелось зависать подольше – под тёплым осенним солнцем на лёгком ветерке, который прикидывался весенним.

Каменное село Кибол

От Суздаля до Кибола – всего 5 км по автодороге. Можно было бы и срезать пешком полями, но село стоит за речкой Каменкой, а мостиков через нее мы на карте не увидели. Забавное название не несёт никакой загадки. Кибол – это почти тёзка Кидекши, у которой мерянское «ки» – это тоже «камень», а «бол», «бола» – топонимический формант в значении «селение», «сторона». То есть Кибол – это «каменное село». Первое селение на этом месте археологи определили Х веком, но почему именно такое название – до сих пор непонятно. Может, была в селе какая-то каменная постройка, которая не дошла до нашего времени, или поклонный камень, о котором мы тоже уже ничего не знаем.

Сейчас в Кибол есть смысл заехать ради того, чтобы постоять поверх тысячелетнего богатого села на берегу Каменки и увидеть руины двух храмов. Относительно свежая дорога вьется полем, как и Каменка. Удивительно, но в селе она прошла прямо по старинному селищу, поэтому до того, как положили асфальт, пригласили археологов.

Раскопки явили учёным богатства «Каменного села»: привозные хрустальные и стеклянные бусины, обломки браслетов, осколки импортной византийской амфоры для вина или масла, железные ключи, костяные скребки, лепные горшки. Были найдены и мужские амулеты – медвежьи клыки и подвеска в виде боевого топора – вероятно, Мьёльнира, то есть молота Тора. Да, тут викинги рядом – буквально под ногами.

Фотографии с сайта archaeolog.ru

 

От тех времён здесь ничего не осталось. Ну, может склоны реки Каменки с пробитыми вековыми съездами к несуществующим мостам.

Над Каменкой стоят руины двух каменных храмов, из чьих окон виден Суздаль. Высокая летняя церковь во имя Флора и Лавра (1803 год), а при ней тёплая церковь во имя чудотворца Николая (1750 год), от которой уже мало, что осталось.

В Никольскую заходить уже опасно – она скоро перестанет существовать. А в летнюю ещё можно заглянуть. Внутри двухсветное бесстолпное пространство и остатки росписи.

Вообще, если наложить на карту Кибола схемы археологов, то получается, что православные храмы стоят прямо в сердце селища Х века. Видовое место над рекой, на возвышенности – на таких местах обычно располагались языческие капища, которые с веками и застраивались зданиями нового культа. Мы не нашли посвящения первых православных церквей Кибола. Но, по мнению исследователей, святой Николай Чудотворец унаследовал множество черт культа языческого Велеса, которого называли «скотий бог», так как он был покровителем домашних животных. Так и довольно редкое посвящение летней церкви Флору и Лавру кажется неслучайным – эти святые были лошадниками. Гуляния в их праздник были посвящены молитве о здоровье скота. Был даже обряд купания лошадей в этот день – например, он зафиксирован в деревне Пономарёво соседней Ярославской области. В Киболе церковь стоит прямо над рекой – купай коней, сколько хочешь. Сейчас край не очень «лошадиный», но именно из этой местности Ивану Грозному привезли отличного жеребца, а в 1565 году царь заложил в Гавриловской слободе конный завод. И, кстати, ещё один интересный факт. В житии святых встречается упоминание, что Флор и Лавр были … каменщиками. Вот вам и «каменное село» Кибол. Всё это кажется неслучайным, хотя наша версия исключительно любительская и ненаучная.

***

Из Кибола мы выехали в село Кистыш и до Янёва ехали полями. Их как раз перепахивали в зиму. Отвалы земли из-под плуга блестели, как вороново крыло. Сколько же веков эти поля родят хлеб…

За озимым полем видна янёвская церковь Казанской Божией Матери (1781 год).

А вот и само Янёво. Всё же богатые были сёла – здесь тоже два храма, но Ильинский (1844 год) уже практически погиб. Картина почти как в Киболе. Правда, здесь нет колокольни, зато есть надежда – Казанская церковь действует.

 

Генерал-дачник села Кистыш

От Янёва до Кистыша всего 5 км приличного асфальта, и вот мы смотрим через поле на Васильевскую церковь 1793 года. Судя по карте Менде от 1850 года, чуть левее храма в этом кадре мог бы быть усадебный дом помещика и небольшой сад, но всё в прошлом.

Василий Иванович Суворов

Кстати, интересное название села. Опять мерянское «ки» в значении «камень» с добавочкой «тыш», то есть «след, знак». Выходит, Кистыш – «каменный знак». Село очень старое, может, и выросло у какого-то древнего знака – дорожного или межевого. Кистыш долго был великокняжеской вотчиной. Его и пожаловал Петр I за службу своему писарю Ивану Суворову, в доме которого бывал и даже крестил его сына Василия. Мальчик с 14 лет служил личным денщиком Петра I и отлично проявил себя. Василий Иванович даже принял деятельное участие в восшествии на престол Екатерины II. А потом занимался политическим сыском и тайными поручениями. Императрица признавала, что «Суворов неподкупен, но слишком уж суров».

Александр Васильевич Суворов

В семье Василия Ивановича родились трое детей. Первенец и единственный сын Александр был таким болезненным, что отец записал его на гражданскую службу и отправлял на лето с сёстрами в свою вотчину. Был ли той вотчиной именно Кистыш – неизвестно. Ну, а вдруг да? Тогда именно здесь бегал худенький барчонок Александр Васильевич, который начитавшись папинькиных книг о стратегии и военной науке, стал закаляться и заниматься физическими упражнениями. Позже отец оценил окрепшего сына и отдал его в военную службу, за что всё Отечество ему очень благодарно.

Александр Васильевич берёг память об отце и во всех своих походах не расставался с его шинелью, которую солдаты называли “родительской”. Вот и Кистыш, как дедову вотчину Суворов очень ценил. Уже после смерти отца Александр Васильевич дал указание вместо ветхой деревянной построить каменную церковь святителя Василия Великого – небесного покровителя горячо любимого родителя. Своему покровителю – Александру Невскому – Суворов велел посвятить придел. В середине апреля 1780 года был заложен фундамент каменной церкви в Кистыше, а 12 ноября 1782 года состоялось освящение. Сохранилось предание, что Суворов приезжал на первую литургию в храме и отстоял всю службу. На старых фото видно, что у церкви была суздальская колокольня-дудка. Сейчас её нет, но восстановление храма ведётся.

Фото с  сайта  sobory.ru

Кистышский барский дом смотрел на храм через пруд. Вид был примерно таким.

Церковь небольшая и выглядит трогательно. Даже без колокольни она кажется завершённой и гармоничной. Но мы надеемся, колокольня-дудка тоже вернется.

В начале августа 1784 года генерал-поручик Суворов писал своему соседу по суздальскому имению отставному прапорщику Василию Шимановскому:

“Государь мой Василий Матвеевич! Я обещаюсь в Успенский большой мясоед пробыть в суздальской моей вотчине Кистоши, потому покорнейше прошу Вас, Государя моего, не угодно ль будет в оное время переехать на жилище в свое Менчаково, поелику мне с любезным весьма соседом будет весело…»

Старыми дорогами до Менчаково от Кистыша – 7 км, то есть совсем недалеко. Надо сказать, что шуйский предводитель Шимановский был человеком добрым и, зная непрактичность Суворова и его занятость службой в армии, он брал на себя многие хлопоты в кистышском и менчаковском имениях, которые у них были в долевом владении.

Интересно, что аскет Александр Васильевич, спавший в походах на земле, обернувшись шинелью, вдруг перечисляет в письме своему управляющему внушительный обоз, отправляющийся в Кистыш из Ундола (сейчас – Лакинск Владимирской области):

“На наш поход из Ундола в Кистош пойдут 2 кареты по 4 лошади – 8 лошадей, 3 тройки с людьми и поварского – 9 лошадей. В остатке – 14 лошадей. Приборы кухонные на 8 персон, напитки на дорогу, сладкой и горькой, квасу, аглицкого и русского пива; бордосского вина 3 бутылки, сантуринского 6 бутылок. После покупать вино в Суздале. Взять в дорогу соленой рыбы для ботвиньи и невод. В чемодан положить 8 рубашек с прибором, в том числе шитых манжет, кафтанов – синий один, зеленый один, драгунский один, куртку с прибором”.

В начале сентября 1785 года Суворов писал управляющему в Кистыш:

«Неимущим крестьянам (вновь прикрепленным от господина Ладоженского) пособить миром во всех недостатках, кому в чем будет нужда: лошадь, корову, овцу или птицу, рассматривая дела миром при священнике. Крестьянские бани нынешней зимою сделать две новые: Дом мой засадить разными деревьями и цветами, а также насадить вишен, смородины, малины, крыжовника и пр. в саду. Крестьяне, которые самовольно повенчались и были грубы против священников, отдать на покаяние в церковь и приказать говеть им в Филипов пост. Хлебовский пруд исправить непременно будущей весною. Оба берега обоих прудов обсадить деревьями и особливо ивняком…»

Сейчас ив вокруг старого пруда нет, да и пруд только один.

Мы в Кистыше посмотрели старинный могильный камень, который лежит около храма. Он резной, что не так часто встречается.

В Кистыше стоит памятник Суворову. Надо сказать, очень удачный. Тут и суворовский хохолок, и умное лицо с острыми чертами, и усталость от походной жизни, и вещевой сундук, на который вместо коня присел генералиссимус. Жаль только, что мы были в зените солнечного дня, и сфотографировать памятник против солнца не вышло. Возьмём чужое фото.

Фото с politikus.ru

Рядом с памятником здание будущего музея полководца. Судя по всему, музей пока не работает. Впрочем, любопытствующим и без музея будет интересно.

***

Из Кистыша мы выехали в сторону Веси по очень хорошему асфальту. И хотя в селе мы бывали, проехать мимо одного из самых замечательных храмов Ополья было нельзя. Высокий корабль-галеон посвящен Троице и Михаилу Архангелу – был построен 1769 и 1817 годами. Напоминает тотемские церкви.

Вблизи храм ещё более внушительный. То ли из-за своей высоты, то ли из-за съеденных коррозией луковок, то ли из-за удивительного расположения над долиной реки Ирмес.

Кстати, интересные названия. Ирмес  в переводе «река, вытекающая из заболоченного места», где «ир» – озеро/болото; «ма» – место; «са» – водный поток. А само село Весь получило название, видимо, от прибалтийско-финского племени веси, от которого происходят вепсы и частично карелы. Племя жило севернее – между озёрами Нево, Онего и Белым, но также уходило южнее. Как знать, может, и здесь они жили.

Сейчас русло реки почти не видно в зарослях камышей.

Следующее село, которое мы проезжали – Романово. В нём также на берегу Ирмеса стоит изящная, как дорогая игрушка церковь Рождества Богородицы  1795 года. Колокольня-дудка впечатляет своими линиями. Кстати, дуальный вид – вдали стоит её полная тезка из села Менчакова, где у генералиссимуса Суворова тоже была доля, и где жил его товарищ и сосед Шимановский. И менчаковская Богородицкая тоже построена в 1795 году!

А далее мы незаметно въехали в Ивановскую область. И проезжая село Подолец помещиков Бутурлиных, увидели вот такую красоту – тоже храм Рождества Богородицы, 1816 года. Строила храм Екатерина Павловна Бутурлина (Лотарева в девичестве), оставшаяся рано вдовой с годовалым младенцем на руках.

Николай Александрович Бутурлин

Кстати, из младенца вырос славный боевой генерал Николай Александрович Бутурлин (1801 – 1867), который при всём обилии имеющихся у него в России усадеб и церквей в них был погребён в Суздальском Ополье – в 5 км от проезжаемого нами Подольца при церкви в селе Бородино.

Шекшово и восторг Рериха

Николай Константинович Рерих

 

В Шекшово на всё той же реке Ирмес мы решили свернуть из уважения к интересу историка, этнографа, художника и философа Николая Рериха, который бывал в селе в 1903 году. Рерих путешествовал по старинным русским землям, и село заинтересовало его своим храмом и бережным отношением жителей к старинным одеждам.

В память о визите – мемориальная доска на стене управления местного сельхозпредприятия.

В статье “По старине” у Рериха есть упоминание села:

«В глухих частях Суздальского уезда хотелось найти мне местные уборы. Общие указания погнали меня за 20 верст в село Торки и Шокшово (а не Шекшово, так тогда, через “о”, произносилось и писалось это название). В Шокшове оказалось еще много старины. Во многих семьях еще носили старинные сарафаны, фаты и повязки».

Но более всего Рериха удивила церковь святых Иоакима и Анны 1796 года. Оригинальный двухэтажный храм с ярким фасадным декором вовсе не был похож на постройку конца XVIII века. Вот что Рерих написал в своем очерке «По пути из варяг в греки»:

«В том же Шокшове меня поразила церковь чистотою своих форм: совершенный 17 век. Между тем узнаю, что только недавно справляли её столетие. Удивляюсь и нахожу разгадку. Оказывается, церковь строили крестьяне всем миром и нарочно хотели строить под старину».

Сейчас храм переживает трудные времена. Какие-то следы начала восстановления есть, но не покидает чувство, что работы остановились.

Кстати, название села с гуляющей буквой «О» вроде бы простое, но и оно из мерянского: «шокшо» – значит, «тёплый».

***

От Шекшова мы поехали на Гаврилов Посад, но потом решили, что он достоин отдельной поездки и решили развлечь себя поездкой на бывшую ГЭС в посёлок Петровский, что на Нерли. Конечно, это не такая уж древняя история – вполне себе советская, но не менее интересная.

 

Петровский: спиртовая ГЭС на Нерли

Через 17 км, покружив вокруг мертвого спиртзавода в Петровском, мы были перед остатками ГЭС. Здания сломаны, механизмов нет, сама деревянная плотина практически перестала существовать. Из функционирующего – только подвесной мост.

На портике здания есть дата строительства ГЭС – 1953 год. На самом деле стройка началась в 1949 году и завершилась в 1954 году. Строили руками, практически без техники, материалы сплавляли и подвозили на телегах. Всё полотно плотины выполнено из дерева. Поворотные фермы укладывались на водосбойный пол плотины, использовались ещё и в том случае, когда нужно было сделать вынужденный сброс воды. Задачей ГЭС было обеспечение энергией спиртзавода «Петровский», колхозов Гаврилово-Посадского и Тейковского районов – те нуждались в электричестве для машинных доек, насосных поливов полей капусты и свёклы. Интересно, что в советские годы красавицу Нерль перегородили аж пятью станциями: Петровской, Мирславской, Нестеровской, Ворончихинской, Омутинской. Все они входили в каскад нерльских ГЭС, но теперь уже неработающие. В 1965 году, во время паводка, плотина была повреждена. Денег на ремонт не было, а потом и ЛЭП дотянули до посёлка. Так отпала нужда в ГЭС.

А с подвесного моста очень красивые виды на закатную Нерль. Кстати, Нерль в переводе “река с холмов”.

***

Солнце неумолимо садилось. Тени удлинялись и наливались темнотой. Мы поехали в Суздаль через село с удивительным названием Кибергино. Опять это вездесущее «ки» – «камень» и узнаваемое «ерга» – «озорной, игривый». Там Нерль играет от души – делает поворот практически на 90 градусов. Такие места в старину называли «чертовыми углами». В Нижегородской области такой же поворот делает река Пьяна под селом Пилекшевым. Здесь через Нерль переброшен автомобильный мост. Удалось сделать вот такой кадр с Предтеченской церковью 1765 года, поставленной на месте мужского монастыря.

Ехали и думали, где же нам встретить солнечный закат. Выходило так, как совсем не хотелось – на поле мёртвых.

Поле мёртвых под Гнездиловым

Мы доехали от Петровского до Суздаля, после свернули на Гнездилово и, не доезжая до села, свернули в поле. Здесь в середине XIX века, в советскую эпоху и летом 2020 и 2021 года велись масштабные археологические раскопки. Ещё первый русский археолог граф Алексей Уваров вскрыл, что в этом поле было сделано множество погребений – как раннехристианских, так и языческих со следами сожжения и положенными посмертными дарами. Сейчас в поле не увидеть курганных насыпей, поэтому современные ученые применили новые методы выявления захоронений. Выяснилось, что граф Уваров и советские учёные нашли не всё, и археологам XXI века тоже остались поводы для профессиональной радости. Гнездилово – единственный могильник в ближайшей округе Суздаля, в котором выявлены остатки языческих погребений по обряду кремации X – рубежа X–XI вв. Но на этот раз в находках была одна редкость – языческое погребение без сожжения.

Фото из сайтов различных ИА

Этот человек на фото выше жил почти тысячу лет назад, был богат, судя по хорошим зубам и роскошному набору погребальных вещей – стремена, удила, подпружная пряжка, боевой топорик, нож, кресало и горшок.  Всё, что нужно для счастливой загробной жизни. Колхозному тракторному плугу каждый год не хватало 10-15 см глубины, чтобы разрушить эту археологическую удачу.

Сейчас от раскопок не осталось следов, хотя место мы идентифицировали с легкостью. Хотелось просто побывать в этом удивительном поле, которое суздальцы или ещё кто-то видели как город мертвых. И по возможности хотелось доехать сюда до заката, ведь по многовековой традиции после заката на могилы не ходят. Но раньше мы не успели.

В итоге посмотрели, как чистое небо наливается ночью с востока. Сколько таких закатов отгорело над этим полем за тысячу лет – сотни тысяч. И люди в этой земле не нуждаются в переводе странных названий у сёл, рек и холмов – они и дали Ополью эти поющие имена. Мы положили некрещеным душам пирог в траву и поехали домой.

 

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо, что пишите! Очень интересно Вас читать. Там ещё рядом, в окрестных полях на реке Липице происходила одна из самых кровопролитных междоусобных битв в 13 веке, где погибло почти 10 тысяч воинов. Нам встречались аж три памятных камня, на предполагаемых местах этой битвы.

    • Спасибо за отзыв – мотивирует 🙂 Надеемся тоже увидеть камни, так как маршрутов по той округе нарисовали столько, что сезона не хватает посмотреть всё.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

19 − 16 =