Если вы окажетесь в Архангельске не проездом, а на несколько дней — найдите возможность добраться и своими глазами увидеть старшую сестру питерской Петропавловской крепости. Она лишена столичного лоска, но помнит славные сражения и все также малодоступна.

Я уже писала, что Архангельск можно условно разделить на Город и все, что вокруг него — поселки-выселки-расчистки, островки и прочие неудобицы. Даже писатель Михаил Пришвин в «Краю непуганых птиц» удивлялся: «Я почему-то раньше представлял себе, что Архангельск лежит у самого моря, совершенно забыв треугольник Двинской дельты, в тридцать пять верст длиною с запада и в пятьдесят верст с востока. Тут множество островов, множество протоков, так что разобраться в лабиринте без карты совершенно невозможно. Кое-где по этим островам виднеются деревеньки, первые поселки новгородцев в стране северной чуди, как указано в путеводителе. Но большинство их не занято, многие так болотисты, что и совершенно не годны для поселения».

Добраться до таких уголков Архангельска можно только, потратив полдня времени, немного денег и кучу нервов. Но иногда оно того стоит. Вот в 20 километрах от Архангельска, у устья Северной Двины есть остров с волшебным названием Бревенник. На нем есть поселок с не менее волшебным названием Конвейер. Именно там находится Новодвинская крепость, заложенная по указу Петра Первого в 1701 году, когда Архангельск нуждался в надежной защите от шведов.

Попасть в крепость — это совершить непростой квест. Во-первых, из центра города надо приехать в северный округ Маймаксу, а там поискать старый гидролизный завод. Выглядит он не очень хорошо и производит полное впечатление заброшки. Были в его существовании славные годы, когда он гнал из опилок технический спирт. Сырье исправно поставляли 29 лесопильных заводов, нумерация которых возрастает вниз по течению Двины. Вот рядом с Гидролизным, на разных берегах Маймаксы — одной из двинских проток, и находятся нужные нам 22-й и 23-й лесопильные заводы.

Мы приехали на своем автомобиле, узнав, что с 22-го лесозавода (на Маймаксе) на 23-й (на Бревеннике) ходит паром. Так как со временем мы не угадали, пришлось ждать почти час в компании кого-то из местных. Площадка засыпана многолетним слоем почерневших опилок.

Это время я потратила на фотографирование всего, что вокруг, а северная погода успела несколько раз смениться с пасмурной на солнечную и обратно. Вот вам виды с Маймаксы.

Этот кораблик ходит с 22-го лесозавода на 26-й. Раз в полтора часа.

А это просто «флот» в зоне видимости :)

Но особо мне были интересны сплавные плоты — я уж не думала, что на Двине так сплавляют лес.

Наконец, пришел паромчик. Готовимся грузиться.

Переправляемся :) Буксирчик с оптимистичным названием «Радость». Радуемся, хотя те места, куда мы движемся, таких эмоций не вызывают в принципе.

Некоторые ракурсы впечатляют отсутствием блеска.

Народ — сплошь местные. Туристов нет. И на наши номера 152 региона народ поглядывает с любопытством.

Экипаж буксира — два мужичка, черные от солнца, которое кажется тут таким ненавязчивым. Практически молча, изредка переругиваясь, но удивительно ювелирно они швартуются с понтоном, полным автомобилей. Машины выползают на благословенный Бревенник, оплачивают переправу у шлагбаума и свободны настолько, насколько позволяет этот остров. Собственно очень быстро понимаешь, что буксирчик «Радость» — единственная радость на весь остров.

Бревенник — просто крупный остров в дельте Северной Двины. Сам он весь занят густым сорным лесом, а по берегам расположены четыре поселка — Маймаксанский лесной порт, 23-й и 24-й лесозаводы и Конвейер, который расположен на противоположной от нашей переправы стороне Бревенника. И хотя формально Конвейер тоже является частью Архангельска, он малодоступен — туда не ходит катер или паром, туда не ведет дорога с твердым покрытием или даже бетонка.

Местные называют Бревенник Тайванем за островное устройство с той лишь разницей, что настоящий Тайвань богат и очень нужен Китаю, а Бревенник — отчаянно нищ, и Архангельск делает все, чтобы забыть о нем. Раньше Бревенник был одним большим заводом. Рабочие получали благоустроенные по тем временам квартиры, была инфраструктура, а теплоходик на остров ходил каждые 15 минут до позднего вечера. Но заводы закрылись, и жизнь на острове остановилась. Жилье тут нереально дешевое — квартиры чуть ли не по 150 тысяч рублей. Но дома догнивают, земля покрыта толстым слоем опилок, а основные жители — пенсионеры, освободившиеся граждане с поселений и зон, а также алкашня, успешно продавшая квартиры на «большой земле» и весело пропивающая разницу.

У меня не осталось фотографий самого поселка на Бревеннике. На поездку по острову у нас было полтора часа — мы были ограничены расписанием переправы. С учетом 8 км дороги до крепости и обратно, на сам осмотр у нас был час… Дорога — гребенка грейдера и колеи, а в одном местечке -деревянный мост. Местные передвигаются на древних рындванах, которые тут не жалко. Часть людей гоняет без прав и номеров, но дальше Бревенника они не выезжают.

Типичный для Русского Севера деревянный мост через протоку, которая разделяет остров Бревенник и остров Линский Прилук. Поэтому можно сказать, что крепость стоит даже не на Бревеннике, а именно на Линском Прилуке. Впрочем, тут никому до этого нет дела.

Главная и единственная тут достопримечательность – Новодвинская крепость. Она расположена в северной части острова, рядом с заброшенной тюрьмой в полумертвом зэковском поселке Конвейер. Туда и едем. Тут мусорные заросли как-то разом раздвигаются, проглядывает солнце и темная вода оборонных рвов отражает северное небо. Каменная стена — это и есть крепость.

На старинной карте местечко выглядит вот так.

И судя по всему, старый канал и есть часть фортификационных укреплений. Дворец или путевой дом Петра I не сохранился. При грубой прикидке он стоял где-то на месте вот этих бараков или даже чуть подальше.

Фактически от крепости остались лишь стены и ворота. Вот мы оставляем автомобиль и идем через мостик к Летним воротам цитадели.

На фото ниже — панорама Летних ворот крепости и ее куртин. Чтобы рассмотреть во всей красе — подвигайте по кадру мышкой вправо и влево.

Ворота закрыты штакетником и не имеют сейчас прохода, но их арка украшена каменными деталями и свеженькими цветочками короткого северного лета.

Новодвинская крепость — старшая сестра Петропавловской крепости в Петербурге, первая в России крепость Нового времени, построенная по голландскому проекту. Крепость была заложена в 1701 году по личному указанию царя Петра I для защиты Архангельского фарватера в связи с ожидаемым нападением шведов. Автор проекта — немецкий инженер Георг-Эрнест Резе, который с середины 90-х годов XVII века был на русской службе. Эта крепость долго считалась одной из лучших в России. Крепостные сооружения включали в себя квадратную в плане четырёхбастионную цитадель и ряд так называемых внешних укреплений: фоссебрею, ров, равелин, прикрытый путь, частокол и гласис. Внутри цитадели были отстроены 2 кирпичных (надвратных) здания для размещения коменданта и старших офицеров, 4 пороховых погреба, казармы, склады военной амуниции, башня с флагштоком для поднятия крепостного флага. На центральном плацу располагалась деревянная церковь во имя святых Петра и Павла.

Свою первую победу Новодвинская крепость одержала сразу после закладки, еще до официальной даты завершения строительства. И это было знаменательное событие — первая победа русских над шведами, пытавшимися с моря прорваться к Архангельску и уничтожить верфи. И если бы не эта крепость — кто знает, как сложилась бы история России?.. Место боя обозначено информационной табличкой.

Итак, летом 1701 года тут после тяжелого огневого боя были захвачены два шведских корабля с полным вооружением и амуницией — первые военные трофеи России в Северной войне.

Как удалось выиграть этот бой из незавершенной крепости? Также, как это случалось многократно в русской истории — благодаря отваге простого мужика. Чтобы пройти дельту Двины до Архангельска, шведы захватили двух поморов — Ивана Рябова (Седунова) и Дмитрия Попова. Так как поморы не соглашались помогать, их пытали и, наконец, под страхом смерти принудили стать проводниками.

Эти северные «Сусанины» не подвели. Завели головной корабль шведского авангарда и сопровождающий его корабль в дельту да и посадили на мель прямо напротив крепости. Цитадель даром, что была еще не готова стенами, уже имела вооружение, готовое к бою. Начался шквальный огонь из батарей. Шведы пытались отвечать, но когда поняли всю отчаянность положения, решили расквитаться с проводниками. Поморов расстреляли. Попов погиб, а раненый Рябов притворился мертвым, бросился в воду и уплыл к своим. Там по правилам военного времени он был посажен в темницу, а освобожден только по личному письму императора Петра I архангельскому воеводе, награжден и отправлен в Москву. Дальнейшая судьба этого жителя Зимнего берега Белого моря неизвестна.

С внешней стороны крепости стоит множество информационных щитов, на которых есть и схема цитадели, и информация о ее строителях. Такое увидеть просто не ожидаешь, а тут есть. Ну и виды когда-то укрепленного, а теперь смиренного временем берега, вносят определенный резонанс в восприятие места.

На берегу стояла вот такая инсталляция из реек и целлофана. Так как на календаре было 14 июля, можно предположить, что эти фигуры — святые Петр и Павел, чей день отмечается 12 июля, и которым был посвящен храм в крепости.

А это куртины — крепостные стены от одного бастиона до другого. А ведь когда-то слово «куртины» означали просто занавес средневекового театра. Представления, которые тут давались, отличались особой жестокостью.

Внутрь крепости мы попали через Двинские ворота. Они исторически были главными, а сейчас именно тут ведутся реставрационные работы.

Старая кладка ворот изнутри.

Из ворот попадаешь на территорию крепости. И видишь, что ворота проходят через основное и главное здание — комендантский корпус.

Белотелое строение смотрится несколько инородно среди куртин серого камня и прочей суровости. Нам удалось это увидеть еще и на фоне приближающейся грозы.

Как-то сразу потемнело. Северные грозы — самые коварные. Только что светило солнышко, и вдруг у горизонта начинает расти сгусток ночи, который довольно быстро занимает большую часть небосклона и обещает ливень. Усилившийся треск кузнечиков и аромат луговых цветов, короткий порыв ветра, приносящий воздушную прохладу и влажность.

А это самое старое строение крепости — каменный пороховой погреб. Были еще гарнизоны, казармы и прочие строения — не сохранились.

А крестом обозначено место крепостной Петропавловской церкви.

Больше на территории крепости, которая успела побывать и духовным заведением, и тюремной колонией, смотреть нечего. Поэтому мы решили подняться на куртины и посмотреть на крепость и окрестности сверху. Воспользовались деревянными лестницами и мостками. Поднялись. А там над Двиной гроза и шторы ливней.

На фото ниже — панорама Северной Двины. Чтобы рассмотреть во всей красе — подвигайте по кадру мышкой вправо и влево.

Наше время пребывания на Бревеннике таяло — нам еще предстояло преодолеть обратно 8 км островных тропок, чтобы успеть на паром обратно.

Нашли указатель того самого героического бастиона.

И пороховой погреб отсюда видно лучше.

Спустились со стен.

Во многих местах куртины осыпаются, и следов их реставрации пока не видно. В местах, где на туристические головы могут упасть камни, поставили сетку.

Мы пересекли оборонительный ров, чтобы сесть в автомобиль и мчаться к переправе. Конечно, одного часа на это легендарное место недостаточно. Соберетесь посетить — планируйте иначе, нежели мы.

После этого последнего солнечного луча небо погасло, и начался дождь. На паром мы еле успели — если бы не слабая его заполняемость и неспешность команды, остались бы мы на Бревеннике. Зато остро поняли, почему буксирчик называется «Радость».

Гидролизный завод Маймаксы, встречай нас :)

Заметили, что ржавый рыболовецкий траулер куда-то повели сквозь дождь. Надеюсь, на капремонт и покраску.

Остатки дня после посещения крепости вполне годятся для посиделок в городском пабе или прогулок по набережной при хорошей погоде. И непременных размышлений на тему исторических мистификаций о крепостях-звездах: кто их строил по всему миру на самом деле и зачем. Но это совсем другая история :)

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Историю шкипера Ивана Рябова я помню по фильму «Россия молодая». Раньше думала, что это художественный вымысел. Так лихо все закручено: и шведов на мель посадил, и чудом сбежал с вражеского корабля, а потом от виселицы его сам Петр Алексеевич спас. Оказывается, на реальных событиях…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here