Эта усадьба была роскошным имением Пашковых, умевших жить привольно и хлебосольно. Дом-дворец, огромный ландшафтный парк, шикарные панорамы с высокого берега Пьяны и большой хозяйственный комплекс. Бравые военные Пашковы в нескольких поколениях женились на богатых красавицах и могли себе позволить эту провинциальную роскошь. Сегодня усадьба в частных руках, но так и таит в себе ответы на многие вопросы.
Поехать в Ветошкино, чтобы увидеть настоящую виллу, точнее то, что от нее осталось, просто. Две сотни километров от Нижнего Новгорода и столько же обратно запросто преодолеваются за день на личном автомобиле или на стороннем извозчике, включая общественный транспорт.
Учитывая, что Ветошкино находится всего в 5 км от усадьбы баронов Жомини, в 40 км от пушкинского Большого Болдино и в 47 км от их же Львовки, вы можете за день собрать чудесное ожерелье из четырех усадеб. Пушкинские – в руках государства, а остальные – в одних частных. И если в государственных к экскурсиям подходят тщательно, то в частных – довольно вольно. Будьте готовы заказать в Ветошкино экскурсию и услышать винегрет из АлександрВасиличей и ВасильАлександровичей.
Поэтому сначала мы расскажем о владельцах этой былой красоты – единственной виллы в этом богатом крае.

Ветошкино: вилла над Пьяной В XVII веке на месте настоящего села Ветошкино была деревня Рамодановка, принадлежащая помещице, девице Рамодановской. Барыня была недобра и даже жестока. Сбор оброка сопровождался массовой поркой недоимщиков и отправлением в рекруты даже единственных кормильцев в семьях. И вот однажды после очередных поборов крестьяне не выдержали – подкараулили и убили топорами и управляющего, и барыню. Ясное дело, сами пустились в бега, чтобы избежать каторги. Село стояло пустым несколько лет и отошло в казну с окрестной землей.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Фрагмент карты Менде.

К Пашковым село перешло во второй половине XVIII века, когда Александр Ильич Пашков (1734 – 1809) – бедный дворянин, офицер линейных войск женился на богатой наследнице, купеческой дочке Дарье Ивановне Мясниковой (1735 – 1808) и разом стал владельцем земель на Южном Урале с рудниками и железоделательными заводами и обширных земель в Нижегородской губернии. Вероятно, история ветошкинской усадьбы и начинается с этой супружеской пары.
Дарья была одной из четырех осиротевших дочек купца Мясникова, наследница беспримерного богатства. Три старшие сестры, включая Дарью, втайне держались раскола и до замужества проводили время в строгих ограничениях, соблюдая религиозные правила. Дарья Ивановна и потом боялась всего, что нарушало ее склонность к старине и “вгоняло в грех” – театра, романтических книг и изображений голых тел. Правда, политесу в доме прогрессивного отца ее все же учили, а потому обычный набор светской барышни ей был знаком, но не был ею любим – танцы, пение, музыка и грамота.
Словом, увлекательной светской барышней Дарья точно не была. А судя по портретам сестер (изображения Дарьи найти не удалось), Мясниковы не были красотками. И женихи под дверью стояли в основном ради ее металлургических Воскресенского и Белорецкого заводов, крепостных душ да кое-чего по мелочи. Это было поводом для грусти. И тогда Дарья Ивановна решила не делаться безвольной невестой и взяла процесс в свои руки: сделала выбор сама – указала на бедного, но бравого ровесника Пашкова, настояла. И не прогадала – тот не только не промотал ее приданое, но и приумножил семейное состояние, окружив супругу уважением и вниманием.
Таким образом, скромный помещик села Верхнее Талызино Курмышской округи Симбирской губернии и прилегающих деревень по реке Алатырь Ардатовской округи Пашков, отец и дед которого продвинулись на военном поприще при покровительстве генерал-фельдмаршала Петра Румянцева-Задунайского, в результате этого брака стал одним из богатейших людей Москвы. Кроме несметных богатств, он взял за женой плодородные земли Ветошкинской волости по реке Пьяне и ее притокам с прилегающими селами Архангельское (Ветошкино) и Барская поляна, деревнями Васильевка, Сурки, Тяпино с лесами и лугами. Места – красивейшие!

Ветошкино: вилла над Пьяной Пашков очень быстро нажил миллионы на откупах. Апофеозом его тщеславия и страстной мечты затмить своим блеском московских вельмож стала его роскошная усадьба и собственный, входивший в ансамбль постройки знаменитый «Пашковский театр», вскоре ставший притчей во языцех не только в Москве, но и за ее пределами. Дарья Ивановна эту затею не одобряла, но ради светскости и престижу соглашалась. Здесь начал свой сценический путь Михаил Щепкин. Высказано предположение о том, что это действительно одно из самых роскошных московских «палаццо» XVIII века было возведено в самом начале 1780-х годов на высоком бугре против Кремля на стыке улиц Моховой и Никитской гениальным русским зодчим Баженовым в пору расцвета его творческих сил.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Было ли Пашкову до каких-то там припьянских пустошей? Как для умеющего считать каждый рубль – было. Поэтому, вероятно, в имении появляется дом управляющего, который должен был радеть о прибыльности земель. При обилии красной глины на пьянских берегах и начинающемся дефиците леса из-за поташного промысла, в той местности старались строить из местного кирпича.
Приехав в имение Пашковых в Ветошкино, обратите внимание на руины главного дома – они еще дают представление о фасаде в целом. Дело в том, что главный дом усадьбы состоит из двух весьма различающихся частей. Юго-восточная – более скромная, чем северо-западная, по мнению некоторых исследователей, является первоначальной, и, вероятно, построенной ещё в конце XVIII века по проекту Василия Баженова. Вот она в ее нынешнем состоянии.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Роскошная часть дома с эркерами, стоящая на террасе – более поздняя. В ней роскошней детали, больше пространства – это парадная. Старая фото – советская, когда дом был еще цел.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Разумеется, это всего лишь версия. Но стоит учесть, что Баженов тоже был нижегородским помещиком – на территории Шатковского района сохранились следы его усадьбы с могилами потомков. Так что в этой версии нет ничего нереального. Однако, авторство великого зодчего, а вместе с ним и дата начала строительства до сих пор не подтверждены архивными исследованиями, как и не опровергнуты.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Фото с pripyanye.livejournal.com.

Имя Баженова связано и с пашковским Верхним Талызином, которое сейчас находится в Сеченовском районе нашей области, почти на границе с Мордовией. Дело в том, что в 1791 году там был построен величественный и очень красивый Александро-Невский храм, также приписываемый его проекту. Разбогатевший после удачной женитьбы Александр Ильич вполне мог позволить себе роскошные сооружения, да ещё и спланированные известным архитектором – своим современником. Вот фото талызинской церкви.

Ветошкино: вилла над Пьяной К 1800 году Старики Пашковы выдали замуж всех дочерей, а огромное состояние разделили в 1803 году в Московском надворном суде между тремя своими сыновьями: подполковником Иваном (1758 – 1828), генерал-майором Василием (1764 – 1838) и бригадиром Алексеем (1760 – 1831). Василий и унаследовал основную часть ветошкинского наследственного имения матери: село Архангельское, или Ветошкино, с прилегающими селами и деревнями в Сергачском уезде, ряд сел и деревень в Нижегородском уезде, в том числе села Каменка и Кстово, а также деревни Афанасьево, Спирино, Куликово, Пруды, Анкудиново, Гремячка, село Кутепино в Арзамасском уезде и деревня Большое Зиновьево в Семеновском уезде, а также медеплавильные заводы в Воскресенске, Верхотурске и часть земель Оренбуржья.
Так Василий Александрович Пашков стал одним из богатейших нижегородских помещиков. Его имениями управляли Каменская и Архангельская вотчинные конторы, что означает, что в Архангельском, Ветошкино тож точно стоял если не господский дом, то дом управляющего.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Василий Александрович Пашков (1764 – 1838).

Больше своих братьев он преуспел и в военной карьере, особенно в продолжительной (с 1811 года) придворной службе. Этому немало способствовали влиятельное родство, а также большой вес в обществе и связи в придворных кругах его жены Екатерины Александровны, урожденной графини Толстой (1768 – 1835), кавалерственной дамы ордена святой Екатерины малого креста.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Екатерина Александровна Пашкова (Толстая) (1768 – 1835).

Супруга была родной сестрой известного графа Петра Толстого, посла в Париже при Наполеоне, и не менее известного любимого Александром I обер-гофмаршала графа Николая Толстого. Благодаря близости ко двору, влиятельному родству и собственной энергии, Екатерина Александровна Пашкова пользовалась большим весом в обществе. А с 21 апреля 1828 года — назначена статс-дамой Её Величества. Разумеется, она немало способствовала карьере своего мужа. Правда, все эти регалии не сделали Екатерину Пашкову добрее и снисходительнее к людям – она слыла заносчивой и грубой. Князь Долгоруков писал о ней, как о женщине «мужеподобной и заносчивой, которая была вкрадчивой с теми, кто мог быть ей полезен, и грубой со всеми остальными». У Пашковых было шестеро детей.
В 1810-1819 годах в Ветошкино на средства Василия Пашкова возводится храм Усекновения главы Иоанна Крестителя с приделом Архангела Михаила – замечательный памятник архитектуры эпохи классицизма. В церкви находилась древняя святыня – чудотворная икона Тихвинской Божией Матери, принесенная из находившегося по соседству в 5 км к северо-западу упраздненного Троицкого монастыря. Говорят, на стройку усадебных сооружений пошел и кирпич старинной обители. Богатством внутреннего убранства этот сельский храм не уступал храмам губернского города – пол выложен плиткой, стены были расписаны. Рустованные стены, четырёхколонный портик над входом. Была и высокая колокольня, которая не сохранилась до наших дней.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной При наследовании основным владельцем ветошкинских земель стал старший сын – генерал-майор Александр Васильевич (1792 – 1868). Он пошел по отцовским стопам и выбрал военную стезю. Времена соответствовали его выбору. Пашков был героем Отечественной войны – блестяще бился на Бородинском поле, под Витебском, под Смоленском, при Тарутине и Малоярославце, под Лейпцигом. Был участником Русско-турецкой войны 1828 – 1829 годов. А за разбитие войск верховного визиря удостоился награждения золотой, алмазами украшенной, саблей с надписью «За храбрость». Наград у него вообще было много, включая иностранные.
Считается, что поэт и “сосед по нижегородской даче” поэт Александр Пушкин был знаком с родителями героя войны с Наполеоном, однако судя по возрасту, “наше всё” вряд ли дружил со старичками – их сын Александр Васильевич был почти его ровесником (Пашков был на семь лет старше). Пушкинисты пишут, что поэт познакомился с блестящим офицером в модных литературных салонах столицы, во что охотно веришь. Более того, Пушкин был свидетелем любовной истории тезки Пашкова.
Александр Васильевич был страстно влюблен в красавицу Елизавету Петровну Киндякову (1805—1854), дочь генерал-майора Петра Киндякова и супругу князя Ивана Лобанова-Ростовского. Елизавета Петровна входила в счастливый круг обитателей литературных салонов и была знакома с Пушкиным. Общество именовало ее «Запретной Розой», по названию стихотворения посвященного ей в 1826 году Петром Вяземским, где в иносказательной форме излагалась история её неудачного брака. Князь Лобанов-Ростовский женился на красавице в феврале 1824 года и был на 17 лет старше ее. В 1825 году они фактически разошлись по причине “нездоровья” князя. Общество жалело Елизавету Петровну. А у вчерашней княгини начался бурный роман с богачом Пашковым, который был намерен завоевать красавицу. За развитием отношений наблюдала вся Москва. В 1828 году по решению Синода она получила развод.
Брак с Пашковым был вполне удачен, супруги имели троих детей. Великий поэт мог встречаться с Пашковыми на земле Сергачского уезда, но, к сожалению, подтверждений этого пока не обнаружено.
Считается, что именно при Александре Пашкове усадьба приняла свой окончательный облик.

Ветошкино: вилла над Пьяной Преображается дом. Вероятно, он расширяется и строится северо-западная часть, которая из-за прихотей рельефа и финансовых возможностей барина ставится на террасу – интересное инженерное решение. Офицер и любитель рысаков, Пашков считается основоположником ветошкинского конезавода. Кстати, если период постройки дворца под вопросом, то время перестройки или реконструкции здания – 1868 год – было увековечено на одной из стен. Наследники продолжали совершенствовать усадьбу.

Ветошкино: вилла над Пьяной Впрочем, “увековечено” – неподходящее слово. Потому, что сейчас табличку “1868”, как и многого другого, вы уже не увидите на своих местах. “Инвестор”, купивший усадьбу, снял с фасадов главного дома интересные ему детали и повесил их на “новодел” – флигель.
Дворец же был построен в стиле английского романтизма из красного кирпича (по преданиям – частично из кирпичей храма тогда уже упразднённого Троицкого монастыря) и облицован борнуковским камнем из пьянского месторождения.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Парадный фасад дома.

Интересная деталь: белокаменное обрамление дверного проёма повторяет отделку входа в алтарь ветошкинского храма (а может быть, и наоборот). Вероятно, этим хозяин имения хотел подчеркнуть, что его дом – святая святых. Кстати, вот тут видно, как облицовку входа отдирали частями. Тут еще цело.

Ветошкино: вилла над Пьяной Тут осталась половина.

Ветошкино: вилла над Пьяной Что помнит это крыльцо? Помнит, как из липовой аллеи в партер с круглым цветником выплывали летом кареты, а зимой – сани. И тогда в стекла летнего фонаря бились ночные бабочки, а зимний фонарь дрожал и мигал сквозь кисею падавших хлопьев снега… Помнят ступени, как начинало греть их весеннее солнце, и как хозяева и дворня на страстной вечерне под великопостный благовест выходили в усадебную церковь. И вторят ступенькам стены, помнящие как к пасхальному столу впервые обильно подавали зелень, а зал украшали в честь праздника тюльпанами и нарциссами из оранжереи.
А на этом фото с парадного двора видно, что отделки уже нет. Как и ступеней. Кстати, еще раз обратите внимание – левая часть дома более старая и скромная, правая – парадная и более поздняя. В этом дворе-партере была круглая клумба с валуном посередине (сейчас камень перевезен инвестором в имение барона Жомини и принимает там участие в странной инсталляции от имени императора Александра I). Экипажи, подъезжая к парадному входу по двойной липовой аллее и наблюдая по левую руку сквозь деревья белеющий массив храма, делали разворот вокруг цветника c камнем.

Ветошкино: вилла над Пьяной Думаете, пропала облицовка? Нет. В целости и сохранности, но на новоделе. Вот тут.

Ветошкино: вилла над Пьяной Рассмотрите главки аттика дворца. Обычно над светскими зданиями такие не ставили. И это еще одна загадка дома Пашковых. Если найдете где-то сохранные, конечно. Новый барин от слабого понимания символики украшает ими порог.

Ветошкино: вилла над Пьяной Вот как выглядел дворец со стороны храма. Поляна на переднем плане — так называемая зеленая зала, то есть открытое пространство произвольной (в данном случае прямоугольной формы), обсаженное деревьями. Виден парадный вход в дом, и башня с флюгером, усиливающая несимметричность поздней части здания. Правее за границами кадра – подъездная аллея.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Зеленая зала сегодня.

Ветошкино: вилла над Пьяной За рыжими лиственницами – подъездная липовая аллея.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Северо-западный фасад был украшен двумя эркерами. Устроенные на английский манер они были, наверное, любимым прибежищем женской части семьи. В этих нишах ставились кушетки, а за драпировкой штор можно было устроиться с книгой во время непогоды и слушать шуршание дождя по стеклу…
В английских традициях – и дымовые трубы, и балюстрады на крыше здания, и “плетенки” на стенах.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Вид с террасы в парк, который бежит тропинками к нижнему пруду мимо пятивековых лиственниц.

Ветошкино: вилла над Пьяной Пруд, кстати, еще есть, хотя порядком зарос, а старые ивы падают в его гладь, словно поверженые великаны. Говорят, в этом пруду топили крестьяне после революции “голых баб и мужиков” – парковые статуи.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Прогуляйтесь до пруда непременно. А там, может, и спуститесь в речную долину, о которой я скажу чуть позже.
Наиболее шикарная часть дома стоит на высокой террасе, мощеной в “ёлочку” крупным пьянским кирпичом. Сейчас кирпичный паркет засыпан щебнем и его не видно. Вот тут на моей старой фото еще он виден.

Ветошкино: вилла над Пьяной Ранее терраса имела обрамление в виде перил и балясин из белого камня. На террасе вместо голых нимф инвестора стояли 12 бюстов философов древности. Четыре из них хранятся в региональном музее. Вот один из них.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Мраморный бюст,
находившийся до 1919 года на террасе дворца Пашковых в Ветошкине (современное состояние)

Но зато теперь расчищены подвалы в террасе. Они использовались, как хранилища – там и сейчас весьма прохладно. Новый инвестор устроил там инсталляции, выставив старые бутылки и манекены узников. Тюремная тема вообще не к лицу Пашковым, которым то ли от широты души, то ли от отсутствия необходимости выжимать из крестьянина последнюю полушку, было приятнее заботиться о людях, чем держать их на цепи.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Юго-западный трёхчастный фасад дворца – наиболее выразительный и мой любимый. Его боковые павильоны с фигурными ступенчатыми фронтонами, очерченные филигранным декором, напоминают собой и традиционные русские закомары, и даже буддийские ступы.
Эти окна смотрели с горы на Пьяну и запьянские дали. Специально для того, чтобы не терять перспективу, в парках делались и регулярно чистились просеки. Сейчас этого уже нет, но следы прежней “перспективы” еще видны. А еще это – самый спокойный и солнечный фасад, противоположный от парадного партера. По планировке обычно на эту сторону выходили спальни и детские комнаты. Ночами в эти окна смотрит луна – она как раз висит над Пьяной.
…Именно вечерами особенно хорошо был слышен по комнатам перезвон домашних курантов. Часы рассыпались мелкими серебряными колокольчиками четверти часа, басовитыми колоколами. Им вторили нежными переливами забытые пьесы причудливых часов с каминной полки. И отвечали английские часы – из гостиной залы. Откликался даже колокол церкви, после чего в доме опять было так тихо, что было даже слышно, как пролетает время ветерком вдоль кирпичных стен дворца, запутываясь в липовых ветках…
И лежали ночью на дорогом паркете серебряные прямоугольники лунного света. И ухали сплюшки в ветвях, резко вскрикивала ночная птица, заставляя креститься еще неспящую дородную старую няньку, сидящую на кресле в теплой темноте детской и сторожа еле слышное дыхание маленьких барчат…

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Обвалились балконы и эркеры парадных залов. А когда-то именно они провожали дни над рекой и слушали музыку… Вечером закатное летнее солнце покрывает все бронзой уходящего дня, ложатся косые тени, и отчетливо выступают объемы зданий и древесных крон. Все разом стихает и лишь далеко, над рекой иногда раздаются звуки возвращающегося с пастбища стада. Наступает самое прекрасное время суток. Разросшиеся деревья и дорожки замерли, ожидая, когда парк затопят сумерки. Прохлада таится и вкрадчиво ползет к еще облитому прощальным лучом солнца дому от нижнего пруда, где задумчиво, словно околдованные, смотрят холодные седые ивы в черную воду. Но еще раскрыта рама в угловом зале, откуда слышны звуки рояля. И чуть качаются в потоке звуков ветви липы, заглядывающей в окна.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Штатные экскурсоводы приписывают дому некоторые роскошества – стеклянный пол, в котором был аквариум, арку-проезд. Однако судя по всему, аквариум располагался в зале на первом этаже. Лестницы в доме были не только мраморными, но и из мореного дуба. Дубовыми панелями также был облицован один из залов. Мозаичные панели, картины, собрание фарфора и мебели – все или пропало, или осело в Нижегородском областном музее, который отчего-то не спешит делать тематическую усадебную выставку. Многие бы сходили посмотреть на чашки и стулья пашковской виллы, чтобы иметь представление, что помнит их потертая позолота… Кстати, еще не так давно можно было видеть элементы лепнины этих залов. Сейчас – уже ни следа.

Ветошкино: вилла над Пьяной Из всей мебели этого дворца я видела только тёмный дубовый секретер, застрявший по недоразумению в Гагинском районном музее. Вот он, с некоторыми утратами, но живой. Самая большая ценность музея. Говорят, инвестор просил продать – не согласились.

Ветошкино: вилла над Пьяной А вот эту арку новые экскурсоводы преподносят, как проездную. Мол, барин был такой чудак, что не желал в дождь выходить на улицу, чтобы сесть в экипаж. А тут ему подавали транспорт прямо в дом. Удивительная фантазия, конечно. Судя по старым фото, это дверь для хозяйственных нужд. Она была облицована камнем и имела крепкие створки.

Ветошкино: вилла над Пьяной Еще одна – совсем маленькая дверь – выходила в сторону арки-ледника и мастерских. Вот ее фотка. Есть еще вовсе лилипутская дверца – из библиотеки в парк, но видимо она затерялась в моих бумажных фотоархивах.

Ветошкино: вилла над Пьяной Около дворца возник целый комплекс строений. Это дом управляющего. Лежит в руинах. И хотя сам по себе он очень небольшой, с попеременной этажностью, восстанавливать его не будут. Вот на фото видна стена и остатки фундамента на фоне барского дома.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Это погреб-ледник с проезжей аркой, устроенный в холме, земля для которого была взята при копании прудов в парке и фруктовом саду.

Ветошкино: вилла над Пьяной Его инвестор восстановил. Сейчас там небольшая экспозиция. Туристам открывают дверь и предлагают ознакомиться.

Ветошкино: вилла над Пьяной Что там сейчас выставлено – не знаем, но первоначально сидел женский манекен в нижнем белье на цепи. Видимо, из чьих-то фантазий.

Ветошкино: вилла над Пьяной А это руины больницы и дома врача. Было добротное П-образное здание, построенное на английский манер с перекрытиями из дубовых брусьев. Оно стоит около храма, в сосновом столетнем лесочке. Вы поедете мимо него в усадьбу, потому сможете увидеть то, что осталось.
Открылась больница в 1858 году при Александре Васильевиче Пашкове и просуществовала до 1908 года. 29 лет в ней проработал доктор Ассендельфт, заслуживший всеобщее уважение в округе, что было отмечено вручением ему благодарственного адреса сергачским предводителем дворянства Званцевым. Помощником лекаря работал Доминик Доминикович Матузевич. В советское время в здании больницы были квартиры, дом быта, а сейчас это руины.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Неподалеку стоит пашковская слабость – конезавод. К нему вела от дома липовая аллея – осталось несколько деревьев. Отдельные корпуса для маток, для жеребцов, детский, манежный, служебные здания и даже водонапорка – воды лошадям надо много. Все в руинах. Инвестор взял усадьбу оптом, но эти объекты его не интересуют. Летом тут все зарастает борщовником, поэтому ловите апрельское фото.

Ветошкино: вилла над Пьяной Корпуса стоят по сторонам прямоугольника, образуя внутренний манеж. Хотя, старики говорят, что был еще и деревянный манеж – для занятий в непогоду. Место для строительства выбрано с расчётом, чтобы ветер дул от усадьбы к конюшням и ни в коем случае не наоборот. Александр Васильевич Пашков и его сын Василий Александрович считались знатоками лошадей и улучшали рысистую породу, смешивая русские и американские крови.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Фото с equestrian.ru

Обычно лошадей приобретали местные же помещики, так как считалось что пашковская рысистая хороша и на охоте, и под дамским седлом, и в легкой одноколке. Пашковских лошадей продавали в Нижнем Новгороде и Казани.

Ветошкино: вилла над Пьяной В советские времена конезавод не выжил: просуществовав до войны, был ликвидирован. Рысаки гибли в бороздах – освобожденный советский крестьянин поднимал на этих тонконогих лошадках местный чернозем. Часть поголовья оказалась в Перевозе… Недалеко от конезавода находился “татарский хутор”, где Пашковы селили нанятых для ухода за лошадьми знающих толк в коневодстве сергачских татар. Эту часть села Ветошкино так и зовут до сих пор Татарским хутором.
Единственное здание, которому повезло во всей усадьбе – это хозяйственный флигель, в котором были мастерские и пекарня. Даже в советские годы, по словам стариков, там пекли хлеб. Здание – каменная коробка без всяких украшений между аркой-ледником и фруктовым садом. Так как здание небольшое по объему и лишено “фантазий”, инвестор выбрал его для своих экзерсисов. Штатные экскурсоводы объявляют его “зимним дворцом Пашковых” и показывают туристам, рассказывая байки о том, что отапливать виллу слишком хлопотно. А господский дом, несмотря на размер, имел очень тонко настроенное калориферное отопление с трубами и нишами в толще стен. И он был пригоден для жизни в зимнее время. Другое дело, что на зиму господа перебирались от белой тоски в городские усадьбы – зимние балы и насыщенная светская жизнь привлекали сильнее.
Я не нашла среди цифровых фотографий изображение этого здание до капремонта. Зато есть фото с самой стройки. Вот так мастерские стали “зимним дворцом”. В ход идут белокаменные обрамления с господского дома, обкладка парадного входа, “шипастые булавы”, флюгер и многое другое.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Внутри интерьеры, очень напоминающие усадьбу Жомини, принадлежащую тому же инвестору – смешение старинных вещей и новых. Разумеется, эти помещения никакая не реконструкция, а просто комнаты, в которых туристов могут покормить и даже расположить на ночлег. Персонал наряжен, а в интерьерах всюду гжель, так как владелец имеет в активах ее производство в Подмосковье. Думаю, что Пашковы гжелью не увлекались.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Поэтому теперь от руин главного дома видны нарядные мастерские.

Ветошкино: вилла над Пьяной От въездных ворот их тоже видно.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Ветошкино: вилла над Пьяной Кроме этих построек сохранилась в Ветошкино пашковская школа, которую помещики построили для крестьянских детей. До сих пор используется по назначению. Кстати стоит она на улице Школьной, которая является продолжением подъездной аллеи к усадьбе.

Ветошкино: вилла над Пьяной Последние владельцы виллы над Пьяной – Василий Александрович Пашков-внук (1831 – 1903). Помещики живут в усадьбе только летом.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Василий Александрович Пашков – внук (1831 – 1903)

Последний помещик был женат на Александре Ивановне Чернышёвой-Кругликовой (р. 1832), племяннице Александры Григорьевны Муравьёвой – жены декабриста Никиты Муравьёва. Кстати, портрет отчаянной тетки был в этом доме. Теперь он тоже в музее.

Ветошкино: вилла над Пьяной

А.И.Погонкин. Портрет А.Г.Муравьевой, 1825г.

А это фотография ее племянницы – последней помещицы Александры Ивановны Пашковой.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Александра Ивановна Пашкова (Чернышёва-Кругликова).

Несмотря на успешное продвижение по службе в Военном министерстве, в 1858 году Василий Пашков увольняется в чине полковника и начинает активно заниматься усадьбой: ремонтируется дом, строятся хозяйственные здания, получает обновление племенной состав конезавода. Усадьба, как встречается в описании, приносит доход. Тут работает кирпичный завод, мельницы, маслобойки. А имея во всем достаток, Пашковы не только не притесняют крестьян, но и благодетельствуют.
Даже если помещице не требовалось, крестьянские дети несли на ее кухню лесные ягоды – за корзиночку полагалась копеечка. Девки в услужении снабжались щедрым приданым, а по случаю именин или праздников – подарками. Ветошкинские бабы подряжались ежегодно собирать грибы барину и варить их в устроенной летней грибоварне прямо в лесу. Работа оплачивалась. Погорельцы получали лес на стройку, дети обучались грамоте и прививались медиком в больнице. Традиционная Тихвинская ярмарка в Ветошкино была летом и длилась несколько дней, что позволяло крестьянам сбыть излишки товара или запаса. Барыня Пашкова лично выходила на торг и покупала за деньги лучший товар. Историй о несправедливости помещиков не осталось.
В 1874 году не без влияния родственниц-англоманок Пашков знакомится с лордом Гренвиллом Редстоком и становится лидером секты евангельских христиан в России. Он на широких началах начинает вести агитацию религиозного течения среди народа: раздает брошюрки, выступает перед крестьянами и дворянами. Первое время этот “великосветский раскол” не встречал сопротивления ни духовных, ни светских властей. Но всему приходит конец, и после 1884 года Пашкова высочайшим решением высылают из России. Он уехал в Лондон, где и умер.
Александра Ивановна осталась с дочерьми одна. Вот, кстати, Пашковы, сидят на усадебной террасе – Александра Ивановна с дочерьми Марией (слева), Ольгой (справа) и Софьей (спереди).

Ветошкино: вилла над Пьяной

Александра Ивановна Пашкова с дочерьми Марией (слева), Ольгой (справа) и Софьей (спереди).

Дочери недолго владели усадьбой – в 1917 году грянула революция, и они были вынуждены эмигрировать.

Ветошкино: вилла над Пьяной

Софья и Ольга Пашковы.

Жечь дом крестьяне не стали. Они даже разграбили его как-то гуманно, словно жалеючи. Вилла стала техникумом, храм – зернохранилищем, дом управляющего – хозяйственной подсобкой. Со стен были сорваны непрактичные обои, а взамен легла краска. В парке студенты занимались физкультурой. Все самое страшное случилось все равно в постсоветское время. Кому-то понадобились стеновые панели из мореного дуба, дубовая же лестница из башни. Как украсть незаметно? Решили якобы дом сжечь, предварительно вывезя ценности. Так и погибла пашковская вилла. Горела четыре дня по перекрытиям…
Несколько раз появлялся шанс, что кто-то богатый заинтересуется дворцом в 90-е годы, пока тот еще не был столь разрушен, как сегодня. Но всякий раз инвесторы отказывались. Нынешний же инвестор ссылается на прелесть дома в руинах: “Это как Колизей!” Восстанавливать барский дворец, дом управляющего, конюшни, дом врача он не собирается. Это слишком дорого. Поэтому спешите видеть то, что есть…
…Помнят окна и свою летнюю открытость, дыхание теплого вечера, колыхание прозрачной шторы, медовый запах цветущей липы и дрожь огоньков подсвечника, многократно отраженных в полированном дереве стола, гранях хрустальной вазы и на матовом боку бронзовой богини…



Материал входит в цикл “Золотое дно” Нижегородской губернии”

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here