Костромская земля, бедная урожаями, всегда была богата лесом, водой и смекалистыми людьми, умевшими извлекать толк из любых жизненных обстоятельств. Поэтому стоит ли удивляться, что даже уехав из родной губернии, костромичи не теряли деловой хватки? В основу этой нашей поездки легла история о крестьянине Луке Зотове, который родился в деревне Заречье под Макарьевым, рано потерял отца и не смог получить образование, но через сорок лет основал одно из успешных промышленных предприятий Нижнего Новгорода.


Мужчина с цепким умным взглядом на старой фотокарточке — Лука Лукич Зотов, основатель и первый директор «Смеловских цепного и якорного заводов и испытательной станции» в селе Ратманиха, что по Московскому шоссе под Нижним Новгородом. Спустя почти 120 лет его детище называется АО «Завод Красный Якорь» и находится уже в черте Нижнего Новгорода. Лука Лукич производил, испытывал и клеймил согласно мировым стандартам цепи, которые шли на оснащение российского речного и морского флота.

Лука Зотов: цепочка времен

Фото из личного архива внучки Зотова — Ирины Леонидовны Дорожновой.

Лука Лукич, приобретая оборудование и технологии за рубежом, имел в начале ХХ века преуспевающее предприятие. Он как-то разом встал в один ряд с крупными промышленниками Нижнего Новгорода. Стоит сказать, что современники Зотова из числа мануфактурщиков и производственников большей частью были все же наследниками своих успешных дедов и отцов, получая в руки миллионы рублей, флотилии барж, армады мельниц и железоделательных заводов, жилые дома и торговые лавки по праву рождения. Зотов выделялся в этом кругу. Он родился не купеческим сыном в богатом особняке, а крестьянином в далекой костромской деревне Заречье, и все, что у него было — это природный ум, смекалка и небольшой семейный капитал супруги-мещанки. Всем этим он умело распорядился.
Порой любопытство вьет из нас веревки. Заречье — и ныне жилая деревня рядом с местом, где лесная река Нея вливает свои воды в Унжу. Учитывая, что мы немало путешествовали по Костромской губернии, в Заунжье нам бывать еще не приходилось. Конечно, если проложить маршрут исключительно по асфальту, например, через Кинешму, то получалось около 400 км в один конец. Но мы решили ехать через костромские леса по старым трактам, то есть нынешним грунтовкам и грейдеру, переправиться через Унжу и так добраться до Заречья, срезав половину расстояния.
Большая часть северной территории Нижегородской губернии в старину был костромской. Мы заезжали в Заунжье через Ковернинский район. В то солнечное октябрьское утро открытая местность подернулась сединой ночного инея, пруды и речки парили, отдавая тепло морозному воздуху.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен А так выглядело русло речки Большая Серьга под деревней Марково.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен В лесу, как это обыкновенно случается, инея не было — там теплее, чем в открытом поле. И только местами попадались замерзшие поздние подберезовики.

Лука Зотов: цепочка времен Дорога в Заунжье началась для нас как раз с поворота на Марково и Высоковский Успенский монастырь в Ковернинском районе Нижегородской области. На картах начала XX века этого тракта нет, как и большинства деревень этой ковернинской округи. Однако, по воспоминаниям стариков, дорога на монастырь была, и шла она примерно так же, как идет современная — через леса и болота, по гатям.

Лука Зотов: цепочка времен

Макарьевский уезд Костромской губернии, карта 1903 года.

Сейчас гати заменили насыпями и узким асфальтом, на котором зимой очень непросто разъезжаться с лесовозами.

Лука Зотов: цепочка времен Крупным пунктом всегда был и остается Успенский монастырь. В этом лесном краю вообще мало, что изменилось. Монастырь не стоит на дороге. Он расположен несколько в стороне, на высоком берегу реки Утрус. Часто его называют Высоковским — по ближнему соседству с одноименным селом, хотя при монастыре уже давно вырос свой поселок. Стоит свернуть к обители с дороги, как попадаешь в коридор из молодых берез, которые постепенно расступаются и открывают взору гигантскую свечу колокольни.

Лука Зотов: цепочка времен История обители весьма непростая даже без учета советского периода забытья и разрухи. Согласно летописи, Высоковский Успенский мужской монастырь основан в 1784 году монахом Герасимом, в миру Григорием Ивановым по прозванию Cтуканогов. Он был донским казаком из станицы Батийской в Малороссии. Стремясь к пустыннической жизни, казак Григорий Иванов в 38 лет удалился от мира в старообрядческий Комаровский скит Семеновского уезда Нижегородской губернии — один из крупных центров старообрядчества в России. Здесь он принял иноческий постриг с именем Герасим и прожил 10 лет, по прошествии которых ему захотелось еще большего уединения. Вместе со своим сподвижником иноком Паисием Герасим удалился в «дремучие Рымовские леса» Макарьевского уезда Костромской губернии. Здесь инок Герасим основал новое старообрядческое поселение, которое стало именоваться Высоковским скитом.

Лука Зотов: цепочка времен

Архимандрит Герасим, основатель Высоковского Успенского мужского монастыря.

Большой знаток старообрядчества — Мельников-Печерский — еще в романе «В лесах» описывает трудности скитской жизни. Каждый скит стремился иметь своих благодетелей, подаяния которых помогали выживать инокам в лесах. Более того, писатель прямо указывает, что мужских скитов было значительно меньше, чем женских по одной простой причине — женщины легче соблюдали дисциплину и больше работали. Мужчины же со временем разбредались. Какие искушения и страсти посетили этот скит — помнит только лесная река.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Интересно, что после 15 лет жизни в скиту инок Герасим стал сомневаться в истинности старообрядческого вероисповедания. Он долго молился и пришел к выводу о необходимости перехода в Православную церковь. Вместе с другими насельниками инок Герасим написал прошение в Священный Синод, и в 1807 году при освящении первого деревянного храма в честь Успения Божией Матери состоялся обряд принятия раскольников в лоно Православной Церкви. Так бывший скит стал получать помощь лично от императора Александра Павловича, который дважды принимал у себя бывшего инока Герасима и пожаловал на сооружение в Высоковской пустыни церкви святителя Николая Чудотворца 5 тысяч рублей. Построенная на них каменная однопрестольная Никольская церковь была освящена в 1827 году. Все это превратило монастырь в форпост Православной церкви в этих темных лесных землях, царстве старообрядчества. Таким же форпостом была и Белбажская обитель, на которую от Высоковского монастыря бежит через лес старая дорога, славная количеством разбойников и ворохом легенд о них. Даже деревня Радость якобы называется так только потому, что именно эту эмоцию испытывали путники, проехав лес. Вот начало дороги в Белбаж.

Лука Зотов: цепочка времен Вписавшись в государственные планы по борьбе со старообрядчеством, Успенский монастырь несильно преуспел: за 12 лет около 500 раскольников из ближних селений перешли в православие. Места, конечно, не густонаселенные, но, согласитесь, для 12 лет как-то маловато. В 1820 году указом императора Александра I Высоковский скит был переименован в общежительную Высоковскую Успенскую пустынь. В 1829 году Высоковская пустынь была преобразована в третьеклассный монастырь. До 1917 года он относился к Костромской епархии. В 1929 году монастырь был закрыт. Возрождение обители началось в 1999 году, когда он был передан Нижегородской епархии.

Лука Зотов: цепочка времен В старину, думаю, путники вполне могли рассчитывать на ночлег в монастырских стенах и даже простейшее угощение. Сейчас же ограда монастыря состоят из огромной поленницы заготовленных на зиму дров.
Мы поехали дальше в Рымовские леса.

Лука Зотов: цепочка времен Начинают попадаться лиственницы. Золотые и еще не осыпавшиеся, они просто горели на фоне холодной осенней лазури неба.

Лука Зотов: цепочка времен А вот и эпичный кадр — пересекаем границу и едем в регион золотой ладьи — Костромскую область. Асфальт, ясное дело, обрывается.

Лука Зотов: цепочка времен Дальше — песчаные тропы :)

Лука Зотов: цепочка времен Если ехать не в весеннее половодье, когда тает снег и поднимаются лесные ручьи и речки, и не на Maserati с клиренсом в 10 мм, то бояться нечего. Песчаный участок с гребнями встречается на протяжении километров трех от границы с Нижегородской областью.

Лука Зотов: цепочка времен Наиболее засадные места, низинки, в которых скапливается много талой и дождевой воды, всегда можно объехать по более высоким местам среди сосен.

Лука Зотов: цепочка времен На старых картах этот участок дороги — от Высоковского монастыря до Рымов обозначен четко. Все же это дорога, связующая сразу три монастыря — Макарьев-Унженский, Высоковский Успенский и Белбажский Троицкий. И шел тракт также лесом. Согласно легендам того времени кишел он лихими людьми, которые грабили и нередко убивали путников, после чего растворялись в этих дебрях. Захочешь сыскать — не сыщешь.
Кстати, отец Луки Лукича Зотова как раз погиб от рук таких разбойников в 1865 году, возвращаясь с базара в уездном городе Макарьеве в родную деревню Заречье.
Как только кончаются приграничные и традиционно «ничьи» километры, начинается преотличный грейдер, который напомнил мне онежские дороги в Архангельской области.

Лука Зотов: цепочка времен Первый населенный пункт — Большие Рымы. Это поселение и дало название здешним лесам, раскинувшимся по рекам Черный и Белый Лух, верховьям реки Керженец. Леса здесь были огромные, в старинных грамотах их называли «лешими, дикими и черными». Еще в 1587 году крестьянин Нейской волости Первушка Митюков в своей челобитной на имя царя просил отдать лес ему на оброк: «Дикой пустой лес за рекой за Унжей и вверх по Луху по Черному, а лежит тот лес в пусте не в поместьи не в вотчине не бывал ни за кем и оброку с того лесу в государеву казну не медом не хлебом не иными доходы ныне не дают ничего а запустел тот лес сорок или пятьдесят лет, а оброчников старых кто тем лесом в старину владел побила в старую войну луговая черемиса а иные померли в поветрии и тем лесом не владеет никто». Оброк Первушка обещал платить медом. При Петре I Рымские леса были объявлены заповедными, их запретили рубить. Сюда бежали раскольники в основном из-под Галича и Чухломы.

Лука Зотов: цепочка времен Кстати, интересно значение названия села, которое дало имя этим лесам. Что такое «рымы»? Рым для обычного человека — это «металлическое кольцо круглой, эллиптической или другой формы, продетое в обух и служащее для закладывания в него тросов, цепей, растяжек, блоков, талей, канифасблоков». Люди, живущие на таких крупных реках, как Волга или та же Унжа, скажут, что это кольцо в причальной стенке, к которому вяжут судно. Не исключено, что в Рымах ковали эти кольца. Однако заглянув в перечень ремесел этой местности, я вовсе не нашла кузнечного. Зато нашла шерстобитное. В Рымах валяли валенки, то есть жили «пимокаты». Их еще называли жгонами. А у жгонов свой язык!

Лука Зотов: цепочка времен

Фото с http://cs5836.vk.me/

Жгонский язык относится к числу так называемых «условных языков» русских ремесленников, которые не хотели, чтобы их цеховой разговор был понятен непосвященным в дело окружающим. Впервые наличие особого искусственного языка у костромских шерстобитов отметил В. И. Даль. География этого явления охватила три района Костромской области — Макарьевский, Мантуровский и Нейский, в которых практически все (!) деревенские мужчины были жгонами. Сейчас об этом наречии уже можно почитать лингвистические статьи.

Лука Зотов: цепочка времен Так вот: по-жгонски рым — это «дом». То есть селение Большие Рымы и их выселки — Малые Рымы — это просто «дома». Очень подходящее название для места, где живешь :) Стало быть, и большие темные Рымновские леса — «Домашние», чего по ним, конечно не скажешь :)
И вот вам немного жгонской речи :) Сдулился рым — «сгорел дом». Покряли на рым — «пошли домой».

Лука Зотов: цепочка времен Мы не стали заезжать в Рымы, так как ничего интересного там для себя не намечали. Дома тут в основном все же советские и более поздние. Тут много дачников. Места грибные и ягодные, а отсутствие дорог здешний народ никогда не останавливало. Известно, что между Рымами и следующим селом на тракте — Юровом — есть источник «12 апостолов». Якобы забили родники на месте, где над рекой стоял то ли монастырь, то ли храм, да однажды ушел бесследно под землю. Расхожая легенда по типу китежской. Упоминаний о монастыре никаких мы не нашли. Не исключено, что стоял на родниках безвестный скит. Указатель на родники есть и из Юрово, до которого рукой подать.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Дорога вбегает в Юрово и сразу же натыкается на большое кладбище, которое огибает по кругу, а потом рассыпается на улочки и переулки.

Лука Зотов: цепочка времен Прямо от въезда видна церковь Покрова Богородицы. Кирпичная трёхпрестольная, с тёплыми Никольским и Предтеченским приделами, она была построена на средства прихожан вместо прежней деревянной в 1861-1870 годы. Однокупольный храм в формах позднего классицизма с трапезной и колокольней. В 1900 году перестраивался (расширены приделы). В советское время закрыт, разорён, а сейчас восстанавливается.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Камень у храма имеет памятную табличку. Простое название села вызывает споры краеведов. Одни говорят, что в XVIII веке эта земля досталась во владение грузинскому царевичу Георгию Вахтанговичу, а поселок был назван в его честь. По датам все совпадает — царевич, генерал-аншеф русской армии скончался только в 1786 году в возрасте 74 лет. Именно о нем императрица Екатерина II оставила весьма нелестную характеристику: «… он был зато круглый дурак; в особенности подчеркивало в нем этот недостаток то, что он никогда порядком не выучился говорить ни на одном языке, кроме своего родного, которого никто в России не понимал, кроме его грузин».
Другие говорят, что название Юрово произошло от слова «юр», что означает «открытое возвышенное место, не защищенное от ветров».

Лука Зотов: цепочка времен Кстати, территория, где находится Юрово, относилась до 1778 года к Юрьевецкому уезду, то есть до этой даты город Юрьевец (располагается на Волге, на противоположном берегу Горьковского водохранилища) был уездным центром для Юрово. Макарьевский (на Унже) уезд был создан только в 1778 году, а его южная половина была выделена именно из Юрьевецкого уезда. Юровская волость появилась только в 1861 — 1863 годах, до этого данная территория относилась к Рыбновской волости, а еще раньше — к Заборской волости.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Сообщение между населенными пунктами тут раньше было преимущественно по рекам — хоть летом, хоть зимой. Из села Юрово в город Юрьевец можно было доплыть по Черному Луху и Унже, а потом по Волге.
Была и почти прямая грунтовая дорога из села Юрово в город Юрьевец (с переправой через Волгу). Сейчас этой дороги нет, но зато бежит советский грейдер через леса к переправам в лесосплавных крупных селах Дорогине и Горчухе.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Мы долго копались в интернетах, но так и не нашли информации о том, где же именно ходит паром. Наткнулись на реплику далекого 2011 года о том, что лучше пересекать Унжу в Дорогине на пароме с эпичным названием «Бесов нос». Туда и поехали. Паром был небольшой и народом любимый, а потому имел местное прозвище «бесик».

Лука Зотов: цепочка времен К слову, Унжа всегда была лесосплавной рекой, потому мостов на ней не строили, обходясь лодками и паромами. Некоторое оживление в жизнь местности внесло открытие в 1861 году пароходного сообщения по реке Унже. В Макарий завозилось множество различных товаров, а вывозился лес и другие строительные материалы. До революции в Макарьеве существовали две пароходные компании: Волжско-Унженское пароходство и Макарьевское грузовое товарищество. Говорят, в Унжу из Волги заходил даже колесный пароходик и поднимался до Макария, а по высокой воде даже до Кологрива. Но с 1930-х годов начался молевой сплав, то есть бревна уже не сбивали в плоты, а спускали по реке прямо так, вповалку. Это делалось, чтобы резко увеличить план добычи древесины. Бревна плыли по реке, терялись, тонули. Дно Унжи и сейчас выстлано древесиной, как и некоторые берега. Для реки это настоящее бедствие. Сейчас сплава на реке уже нет, хотя почти все селения на Унже раньше жили лесом. Кстати, говорят, что японцы, очень ценящие дерево вообще, а мореное в частности, предлагали на заре 90-х годов проект по очистке русла Унжи и были готовы даже заплатить за поднятые бревна. Наши свою выгоду не оценили и отказались.

Лука Зотов: цепочка времен

Архивное фото советского периода с http://fotosky.ru/

Лука Зотов: цепочка времен

Фото с http://fotosky.ru/

Однако добравшись до Дорогини, мы не нашли там паромной переправы. «Бесов нос», как оказалось, уже не ходит по Унже.

Лука Зотов: цепочка времен Дорогиня из когда-то богатого большого села, живущего сплавом леса, превратилась в обреченный тупик — тут еще бегают ребятишки, но уже много брошенных зданий. Еще немного и жизнь тут замрет, особенно в условиях отсутствия переправы.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Местные старушки объяснили, что теперь к переправе надо ехать через Первомайку — село выше по течению Унжи. Мы вернулись в леса, свернули на мост через Черный Лух и поехали в Первомайку. Слово «лух» в переводе с мерянского обозначает «болото, сырое место», что для лесной речки совершенно нормально. Черный потому, что несет торфяные воды, которые отлично прогреваются в летнюю жару. Есть тут по соседству и Белый Лух, который получил свое название за ослепительно белые пески. В Ивановской области есть свой Лух — его называют «Янтарной рекой» за желтую прозрачную воду.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен В Первомайке переправы тоже не было. Мы решили обратиться к аборигенам. Один мужичок, будучи совершенно пьяным, копошился в своем гараже.
— Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, а где здесь у вас переправа?
— А переправы у нас нет! — торжественно объявил дядя и умолк, выдерживая паузу.
У нас оборвались сердца — столько проехать и остаться на этом берегу. Но дядя победным тоном объявил:
— У нас теперь есть мост! В Горчухе.

Лука Зотов: цепочка времен Горчуха была основана в конце XIX века по решению лесного департамента. Здесь размещалась Спасо-Красногорская низшая лесная школа. В 1956 году началось строительство крупного посёлка лесосплавщиков. Нас село встретило внимательными телячьими глазами…

Лука Зотов: цепочка времен … и новым мостом с не менее новым светофором :)

Лука Зотов: цепочка времен Этот унженский берег остался без переправы еще осенью 2015 года, и четыре тысячи жителей Заунжья начали бить тревогу. Без переправы они жили несколько месяцев — сюда было не завести продуктов, не вызвать скорую помощь. Денег на мост в областном бюджете не было. Но летом 2016 года в Горчухе закипела работа по строительству — за дело взялся 462-й отдельный мостовой батальон Западного военного округа. За три недели военные возвели вполне гражданский мост длиной 235 метров, в семь пролетов и с деревянным настилом. Судя по новостям, военные очень старались сделать «плавными» подъезды к мосту, так как расчеты были под гражданские легковушки, а не привычно под танки и тягачи. Им удалось ))) Теперь мосту очень нужны ледорезы, иначе Унжа снесет его весной. Обещали сделать.
Реверсный светофор держит минут 7. Ждем, хотя мост пустой.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Слева за золотыми лиственницами над Унжей виден белый храм Красногорской церкви. Мы и не знали, что это место связано с Заречьем, куда мы спешим.

Лука Зотов: цепочка времен Ехали по мосту и вспоминали, какие мосты ставят на своих своенравных северных реках архангелогородские мужики — двухполосные, на ряжевых быках с ледорезами — и все из дерева и валунов. Между досок настила бумажку не просунешь.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Горчухинский смотрится пожиже, но хорошо, что он теперь есть ))

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен На этом берегу Унжи уже цивилизация. Никакого грейдера на месте старого тракта — уложен неплохой асфальт, ходят автобусы. Между дорогой и рекой одна за другой стоят деревни, прячутся в кустах костромские гаишники, и вообще жизнь кипит )) До Заречья осталось 20 км. Солнце клонится к закату, воздух выстывает к ночи.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Вскоре выезжаем на современную трассу «Кострома — Шарья». Полтора века назад эта дорога называлась трактом. Шел Старо-Вятский тракт из Костромы, через Кадый, Макарьев, а далее вверх по реке Унжа до села Ухтубужа, где пересекал Унжу, а затем шел вверх по реке Ветлуге на Вохму, и далее через Вятку в Сибирь. Тракт этот был труднопроезжим, так как осенью и весной надо было преодолевать разливы Неи, Унжи и Межи, да и участок от Макарьева до Ухтубужа, по правому берегу реки Унжи состоял из бесконечных преодолений оврагов, спусков и подъемов. Поэтому этот участок тракта в конце XIX века был изменен и проходил из Костромы на Галич, Парфентьев, Кологрив и у деревни Дюково выходил на Старо-Вятский тракт. Эту версию тракта стали называть Ново-Вятским. Сейчас на тракте современные автомобильные мосты.
Например, как этот через светлую речку Нею, чье название переводится, как «увиденная, показавшаяся».

Лука Зотов: цепочка времен Буквально за мостом — указатель на Заречье. Деревни, стоящие так близко к тракту да еще и к уездному городку, жили чуть лучше глухих поселений. Сворачиваем со старого тракта в деревню.

Лука Зотов: цепочка времен Въезд в деревню Заречье приходится практически на центр весьма вытянутого селения.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Деревня Заречье, в которой в октябре 1859 года родился будущий основатель современного АО «Завод Красный Якорь» Лука Лукич Зотов — старинное селение. Это бывшая Усть-Нейская волость. В 1616 году в ней было 12 деревень, и Заречье — одна из наиболее крупных. Центром волости был погост Усть-Нейский: «А на погосте храм во имя Воскресения Христово древян клецки теплый а в церкви образа и свечи и книги и колокола все строение мирских людей да на погосте ж двор попа Смирнова».
Изначально погост Усть-Нейский был центром вотчины князя Юрия Андреевича Сицкого (кстати, наместника Нижнего Новгорода с 1640 года), которую царь Михаил Федорович в 1620 году пожаловал Сицкому за участие его в обороне Москвы от поляков. В 1630 году свою Усть-нейскую вотчину князь Сицкий продал за 1500 рублей Макарьевскому монастырю, и в акте продажи записано: «Чтобы крестьяне той вотчины игумена слушали и пашни на монастырь их пахали и доходы им монастырские платили». Усть-нейской вотчиной монастырь владел до 1764 года, когда монастырские земли были взяты в казну.
В деревне Заречье в начале XVII века стояла деревянная часовня в честь пешеходного путешествия царя Михаила Федоровича Романова, которое он совершил в 1619 году из пустыни Спасской (село Красногорье) в Макарьевский монастырь. Такие часовни были поставлены на всем пути царя в деревнях Коробаниха, Новоселки, Ивакино, Григорьевское и прочих.
Часовня, разумеется, не сохранилась. Но сейчас в память о событии посреди деревни стоит поклонный крест под сенью — вполне в северных традициях. В интернет-каталогах сооружение почему-то проходит, как часовня.

Лука Зотов: цепочка времен Сень имеет таблички с историческими выдержками.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Дата утраты настоящей часовни неизвестна. Может, Лука Лукич и застал ее в детстве.
Сегодня Заречье живет и не знает, что дало России промышленника, чье предприятие успешно работает уже 120 лет, обеспечивая цепями флот и шахтеров, снабжая в годы Великой Отечественной войны своей продукцией горную артиллерию и автоколонны. Сейчас цепи и якоря «Завода Красный Якорь» держат на рейде тысячи судов, страхуют у причальной стенки крейсер «Аврора», готовятся оснастить новые атомные ледоколы и поднимают на поверхность земли тысячи тонн угля.

Лука Зотов: цепочка времен

Фото из семейного архива внучки Зотова — Ирины Леонидовны Дорожновой.

А, между тем, жизнь местных крестьян не располагала к зажиточности. Земля не давала тут больших урожаев, и уже зимой у крестьян кончались собственные запасы. Поэтому приходилось заниматься ремеслами. В ходу были два — лесной и шерстобитный, то есть практически все мужики в деревне валяли валенки или валили лес, а кое-кто плотничал. Чем именно занимался отец Луки Лукича — неизвестно. Но тот факт, что в конце 1880-х годов в Нижнем Новгороде Зотов служил приказчиком в мебельной фирме, в древесине и ее выделке он толк понимал.
Сейчас в Заречье не помнят Зотовых, и где стоял их дом — неизвестно. Зато семейное воспоминание хранит дату гибели отца маленького Луки — 1865 год. Лука-старший ездил на ярмарку в Макарий с товаром, возвращался овражистым лесом, где и встретился с лихими людьми. Пытаясь не дать себя обворовать, он вступил в драку, в которой и был убит. Так маленький Лука остался без отца.
Молодая вдова почему-то не осталась в Заречье. Возможно, без кормильца семья начала бедствовать, а жить приживалкой при родне мужа Наталья Кузьминична Зотова не захотела или не смогла. Поэтому она отправилась в Макарьев к своей тетке, нашла работу в уездном городе и прожила там с сыном якобы до 1880-х годов, так и не сумев дать ему образование. Лука Лукич учился у дьячка читать по «Часослову», а счет постиг сам.
На фото Наталья Кузьминична уже пожилая женщина. Она по-вдовьи одета в черное, а платок у нее староверский — староверки как раз носили большие квадратные платки, полностью покрытые вышитым орнаментом или однотонные, особым образом – «в роспуск» или «на распустиху», и при этом «на уголок». В руке она что-то держит, возможно, похожее на лестовку. Умерла мать промышленника в 1914 году, успев увидеть успехи сына и понянчить внуков. Похоронена в Макарьеве, рядом с мужем, могилы их утрачены. Согласно семейным воспоминаниям, Зотовы упокоились на территории Макарьево-Унженского монастыря, однако есть основания думать, что могилы небогатых крестьян были все же на старом городском кладбище.

Лука Зотов: цепочка времен

Фото из семейного архива внучки Зотова — Ирины Леонидовны Дорожновой.

В поисках фамилии Зотовых мы осмотрели традиционный сельский мемориал в небольшом парке со старыми липами посреди села. Не нашли.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Старых домов, которые могли бы помнить Луку Зотова, всего несколько.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Деревня живая — брошенных домов мало, бегают ребятишки, и асфальт свежий.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Старой дороги в Макарьев через овражистый лес из Заречья больше нет. Поэтому мы вернулись на Старо-Вятский тракт, то есть автодорогу «Кострома-Шарья», и через пять километров приехали в Макарьев.
Что такое Макарьев в период переезда в него Зотовых? Сохранилось описание городка на 1857 год. Тут жили 3710 человек жителей, были уездные учреждения, воинская команда (116 человек), было 549 зданий (и одно из них каменное), три питейных дома, два трактира, табачная фабрика, свечной и мыльный заводы, два кожевенных, приходское училище с 82-мя учащимися, духовное училище (176 человек) и больница на 10 коек.
Где именно жили в Макарьеве мать и сын Зотовы — неизвестно. Но центр города все также патриархален, как и в полторы сотни лет тому назад. Вот бывшая Базарная площадь. Возможно тут торговал в свой последний день Лука Зотов-старший. Больших ярмарок в Макарьеве было всего три: Макарьевская Крещенская в период с 12 по 20 января, Благовещенская с 17 по 26 марта и Ильинская с 14 по 21 июля. Из привезенных товаров преобладали шёлковые, суконные и галантерейные товары, книги, пушнина, рыба, кожсырье, лошади.
Церковь Тихвинской Божией Матери занимает центральное место, но была построена между 1898 и 1906 годами, а потому во время пребывания тут Зотовых этого храма не было.

Лука Зотов: цепочка времен

Фото начала. XX в. Макарьевский краеведческий музей. http://www.old-churches.ru/ma_001.htm

Это современный вид храма на центральной городской площади.

Лука Зотов: цепочка времен В сквере рядом с ним были, по описаниям, деревянные торговые ряды, которые не сохранились. Зато все также площадь опоясывает хоровод домов с магазинами и лавками на первых этажах.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Десять лет тому назад на площади была пряничная пекарня, то есть было можно купить свежих пряников из печки. Сейчас такого удовольствия нет, но зато есть маленькая блинная, где хозяйка сама и печет, и кормит, и рассчитывает гостей.

Лука Зотов: цепочка времен Если заглянуть в каждую убегающую с площади улицу, то можно увидеть немало старины. Мы прошлись по Малой Советской.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен От Базарной площади через овраг перекинут мостик, ведущий к присутственным местам, Макарьево-Унженскому монастырю и училищу.

Лука Зотов: цепочка времен Собственно, весь этот городок на коренном берегу Унжи вырос вокруг монастыря, который появился здесь первым. Нижегородский монах Макарий в начале XV века основал на левом берегу Волги монастырь, названный по его имени. А по цвету желтых песков и воды монастырь звался Желтоводским. В 1439 году казанские татары хана Улу-Махмета разорили Желтоводский монастырь, но не причинили вреда игумену Макарию. Только взяли с него обязательство не основывать новых монастырей. Макарий ушел с Волги вверх по Ветлуге на Унжу и в 1439 году все же основал новый монастырь. Буквально год назад он из женского опять стал мужским, но это ничего не поменяло в политике гостеприимства монахов — ворота обычно закрыты.

Лука Зотов: цепочка времен Никольская церковь над Святыми воротами. Выстроена в 1682-1685 годах.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен В начале ХХ века ворота монастыря и Никольская церковь выглядели более жизнерадостно — была роспись, и они не были закрыты.

Лука Зотов: цепочка времен

С. М. Прокудин-Горский. Вход в Никольскую церковь в Макарьевском монастыре. 1910 год.

Рядом с монастырем на бровке берега Унжи стоят краснокирпичные корпуса школы №1.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Раньше это было Романовское реальное училище, построенное в 1913 году в память о 300-летней истории правления династии Романовых.

Лука Зотов: цепочка времен

Фото с http://deni-spiri.livejournal.com/

А это одно из первых каменных зданий города — здание присутственных мест, возведённое в 1806 году в стиле классицизма, по проекту архитектора Захарова. На первом этаже располагалась полиция и казначейство, а верх занимала семья капитана-исправника (главное административное лицо). В советское время в нём находилось несколько учреждений, в том числе и сельхоз-управление. Последним площадь присутственных мест занял краеведческий музей.

Лука Зотов: цепочка времен Во дворе, видимо, был небольшой сад — сохранился старый дуб.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Солнце садилось, а мы поспешили обратно к мосту через Унжу, чтобы рассмотреть то, что осталось от Спасского монастыря, из которого через Заречье и шел в Макарьев пешком первый царь династии Романовых. Выехали опять на Старо-Вятский тракт, свернули на торговый Макарьево-Юрьевецкий тракт и отправились в Красногорье.
Село Красногорье называют еще Спасом, по имени стоявшей здесь церкви Спас-Преображения. Расположенное на высоком берегу реки Унжи в живописном месте напротив Горчухи, село вполне заслуживало эпитета «красное». Каменная Спасская церковь здесь построена в 1810 году на месте старинной деревянной монастырской церкви.

Лука Зотов: цепочка времен Красивое место над рекой казалось особенным в закатном солнце, которое подожгло и без того рыжие лиственницы.

Лука Зотов: цепочка времен В XVI веке это место облюбовал неизвестный монах-отшельник. Тут он и поставил свою келью. Чуть позже к нему присоединились и другие искатели уединения и святой жизни, образовав небольшой мужской монастырек.

Лука Зотов: цепочка времен Как маленькая крепость на берегу Унжи стояла Спасская пустынь, окруженная деревянной стеной с воротами. Такую пустынь увидел и молодой царь Михаил Федорович в 1619 году, когда с матерью и со свитой ездил в Макарьевский монастырь на богомолье. Обитель над рекой понравилась ему своим положением и поразила бедностью. Царь ночевал в Спасской пустыни. Утром он пожертвовал пустыни 20 рублей и приказал: «Церковь со всеми деревянными строениями устроити и что б в Спасской пустыни в церкви без пения впредь не было». Путь от Красногорья до Макарьевского монастыря царь Михаил Федорович со свитой прошел пешком через Заречье.
Скромная Спасская пустынь не могла противостоять своему сильному соседу — Макарьевскому монастырю, а потому стала его вотчиной и платила оброк, а потом и вовсе прекратила свое существование.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Опять пересекаем Унжу. Солнце садится, становится морозно. Мы решаем съехать на берег и попить горячего чая из термоса. Тут УАЗ и сел во льдах какой-то болотины, а так как нам не улыбалось ночевать на берегу Унжи, мы выбрались :)

Лука Зотов: цепочка времен Берег со стороны Горчухи — это гребень насыпи, которая должна спасать село от мощных паводков Унжи. Мы оказываемся как раз напротив бывшего Спасского монастыря. Да, деревянная крепость обители смотрелась наверняка красиво.

Лука Зотов: цепочка времен К ночи температура воздуха провалилась ниже ноля. Унжа начала «петь» — у берега образовались кристаллы льда, срастающиеся в первые пластинки льда. Это «пение» я раньше слышала на Галичском озере — по сути, это очень высокий звон, и слышат его не все.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов: цепочка времен Скорее всего, тут на пароходе и проплывал Лука Зотов со своей матерью, отправляясь из Макарьева жить в Нижний Новгород. Впереди у юноши была работа приказчиком в мебельном магазине Александра Смелова, женитьба на его дочери Пелагее, зарубежные поездки по цепным и якорным заводам и создание одного из успешных нижегородских заводов. Потрясающая история о смекалке, трудолюбии и силе данного слова.

Лука Зотов: цепочка времен

Лука Зотов с супругой и первенцем, 14 сентября 1893 год.
Фото из личного архива внучки Ирины Леонидовны Дорожновой.

Обо всем этом можно будет почитать в книге, которую «Завод Красный Якорь» планирует издать к своему 120-летию в 2018 году.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Сам из тех мест. Где удалось найти такой обширный исторический материал. Архивы? Поделитесь ссылку. Интересно подробнее про Рымы и Юрово почитать

  2. Михаил, в поиске информации нет никаких секретов. Источников несколько: домашняя библиотека (тематическая), просторы интернета, старинные карты и в данном случае еще и воспоминания внучки Зотова. Про Рымы есть статьи в интернете + статьи про жгонский язык, которые помогли получить перевод названия селения + статьи про костромских старообрядцев (мои деды из их числа) :) Про Юрово есть информация о храме и владельце. Конечно, это малая толика, но хоть что-то. И самой приятно, что узнала, и людям интересно :)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here